Убирать мусор не стыдно, стыдно жить в мусоре

Не стыдно убирать мусор, стыдно жить в мусоре!

Президент Алмазбек Атамбаев объявил 2016 год «Годом истории и культуры». Может быть, это еще оттого, что в нашей стране не уделяется внимания на достаточном уровне истории и культуре. Под культурой мы сразу понимаем кино, театр, сцену. Культура не только это, но и наше поведение на тех же улицах тоже считается одним из источников культуры. В последние дни в интернете распространилось видео молодых девушек, которые мало того что щелкали семечки, так еще беззаботно сказали «пусть шелуху подметают дворники». По словам той девушки, оказывается, парк заложен, чтобы его загрязнять, а за бросающими мусор людьми должно ходить и чистить государство. Сотрудники городского УВД говорят: «Как только найдем указанную девушку, сразу оштрафуем». В таком случае эта «девушка-героиня», видимо, станет первым в истории Кыргызстана человеком, наказанным за выбрасывание мусора. Глядя на такие явления, не может не прийти мысль о необходимости заново восстанавливать культуру поведения.

Мы привлекли к беседе известных ага-эжелер, в том числе много курсирующих по зарубежным странам, знающих культуру других народов, сравнивающих со своей культурой.

Султан Жумагулов, известный журналист: «Сказали: в нашем городе пиво не распивают на улице…»

– Большинство нашей молодежи приезжает из села. Поэтому они пока не усвоили городскую культуру. На улицах, парках щелкают семечки, обнимаются, разговаривают криками. Мы тоже в свое время были такими грубиянами. Как говорится «кочевье исправляется по пути», понятливые быстро привыкают к городской культуре. Но молодежи надо быстрей отказаться от взгляда, что за город ответственна только городская власть. За город ответственен каждый из нас. Вспомнил одно событие. В 2006 году я поехал в США. Мы шли по улице Нью-Йорка с друзьями таджиками, один таджик нес в руке банку пива и пил на ходу. Подошел совершенно спокойно и мирно человек и предупредил «в нашем городе пиво на улице не распивают». Мы отмахнулись и пошли дальше, тот человек забежал в магазин, вынес бумажный пакет, обратился к нашему таджикскому другу и попросил «спрячьте пиво в этот пакет и пейте». Мы тоже должны достичь такого уровня.

Материалы на тему

Метки

Нуржигит Кадырбеков, руководитель фонда развития религиозной культуры «Ыйман»: «Плевать на улицу равноценно плевку в лицо Родины»

– Улица не находится в собственности ни одного человека, она народная, общественная, государственная. Значит, невоспитанность на улице это вхождение в пространство народа, общества. Плевать на улицу равноценно плевку в лицо всех владельцев собственности, народа, родины. Надо вести себя, не нанося вреда другому, не создавать неудобств, не приставать к девушкам, не раздражать других, не задевать достоинство людей. Не кричи, не плюйся, не проходи на красный свет светофора, не бросай мусор, не матерись. Соблюдение этих правил по силам каждого из нас. Только не надо быть безразличным, мы должны чувствовать ответственность даже за малый проступок.

Бактыгуль Чыныбаева, журналист радио «Азаттык»: «Мне неприятно видеть людей, которые идут по улице и едят»

– Скорей всего, следует требовать от человека личной культуры поведения на улице. Например, я больше стараюсь ходить с улыбкой. Не люблю идти по улице и есть. Я побывала во многих странах, видела людей разных национальностей. Не особо присоединяюсь к сказанному, что кыргызы не умеют вести себя. Пять пальцев на руке тоже неодинаковы. И среди других народов есть как у нас невоспитанность. Но главное, этому невоспитанному человеку можно молча показать обстоятельство, служащее образцом. Или же само по себе достаточно просто не обращать внимания на него. Вспомнила одно событие. В Лондоне мы как-то гуляли с детьми в парке, нам подростки стали говорить разные плохие слова и приставать. Мы промолчали, даже не кричали и не ругались. Просто стояли и смеялись им. Они говорили всякие вещи, высмеяли нас и ушли. Но назавтра именно в этом парке сотрудники полиции начали проводить рейд. Дали предупреждение подросткам похожим на вчерашних, как говорится, припугнули. Возможно, если б у нас так было, это отрезвило бы ребят. Но толерантностью можно все победить. Вроде можно установить и порядок.

Какое наказание за мусор существует в развитых странах?

* В Италии бросившие окурок сигареты платят 300 евро штрафа.

* Немцы сначала делят мусор у себя дома по пакетам разных цветов, делят, сортируют. Только после этого бросают в мусорный брак по отдельности каждый вид мусора, пластик к пластику, бумагу к бумаге.

* В Америке мусорный бак имеет три отверстия, первое для газет, второе для бутылок, а третье для разных плохих отходов. Граждане тоже в соответствии с этим выбрасывают мусор в отдельности.

* В Швейцарии попробуйте выбросить мусор из окна машины, в тот же миг получите огромный штраф и сами не поймете, за что платите штраф.

Мусор – противно, убрать стыдно

Каждое утро выходя из квартиры практически всегда вижу одну и ту же картину – батарею бутылок и жестяных банок, аккуратно расставленных на узком подоконнике. Лестничный пролет между вторым и третьим этажом нашей типовой девятиэтажки стал местом встречи любителей хорошо выпить. Признаюсь честно, ни разу их в подъезде не встречала, видимо, приходят и уходят они в то время, когда их мало кто может увидеть, и пьют по-тихому – берегут сон жильцов.

Поэтому, наверное, никто из хозяев квартир милицию не вызывал. Интересно еще вот что – подъезд с домофоном, а чужие каким-то образом в него попадают, или их пускают сами жильцы? Получается, никто незнакомцев не видит, не слышит, но о том, что они были, красноречиво за них говорит оставленный ими мусор.

Когда мы только переехали в этот дом, соседи по этажу сообщили, что площадку и лестничный проем моем сами по графику. Потом кто-то из жильцов предложил – будет убираться во всем подъезде, если мы согласимся ему за эту работу платить. Все только обрадовались тому, что не надо будет драить полы в подъезде, да и плата за уборку была приемлемой – кажется, рублей 10-15 с человека в месяц. Однако радость была недолгой – кто-то и такую сумму не захотел платить, поэтому очень скоро подъезд стал грязным. Потом его приходила убирать уборщица, но зарплата была маленькой, а площади, которые надо было убирать, большие, да и жильцы на мусор не скупились – щедро посыпали пол окурками и оставляли пакеты на лестничных клетках.

Несколько лет назад в доме был проведен капитальный ремонт, и мусоропровод убрали. Теперь мусор жители выносят на улицу – во дворе установлены контейнеры. Иногда мусорные пакеты рвутся, и их содержимое высыпается прямо в подъезде либо по дороге к контейнеру. Признайтесь, кто из вас нагнется поднять оброненное? Я уже не говорю о том, чтобы вернуться домой за новым пакетом и собрать рассыпанное. Стыдно поднять или, полагаете, что возле контейнеров мусор сметет дворник, а в подъезде приберет уборщица?

Конечно, кто же еще? С какой стати я буду убирать за собой и еще за кем-то? – скажете вы. Но разве это сложно, вынося пакет с мусором, захватить по пути оставленную на лестнице пустую бутылку? Понимаю, что не хочется пачкать руки, но ведь можно что-то придумать, например, взять полиэтиленовый мешок.

Возле дома тоже картина неприглядная. Особенно весной, когда тает снег и обнажается мусор. Зимой до контейнера его не донесли, а снег запорошил, и не видно.

Это во дворе. По другую сторону дома находится палисадник с деревьями и кустарниками – туда из окон летят бутылки, окурки и прочий мусор. Некоторые жильцы не утруждают себя тем, чтобы донести мусор до контейнера, предпочитая просто не выходя из дома избавляться от него таким образом. А однажды кто-то с верхнего этажа выкинул из окна старый телевизор. Не думаю, что виновник происшествия вышел потом и отнес обломки на помойку, потому что абсолютно уверен в том, что убирать на улице – это обязанность дворника. Поэтому можно выйдя из общественного транспорта без зазрения совести бросить на асфальт ненужный билет и не подобрать свой окурок, который вы кинули мимо урны. А если вы передвигаетесь по городу в собственном авто, то чтобы не засорять салон, отправляете мусор в окно. Мелочи, конечно, но в результате под ногами ковер из окурков, а ветер гоняет по дороге рваные полиэтиленовые пакеты, фантики и клочки бумаги.

Сегодня утром по дороге на работу видела, как люди в оранжевых жилетах собирают в огромные пакеты мусор около многоэтажки – соседней, не моей. Для них уже начался ежедневный субботник, на который по традиции, снарядив необходимым инвентарем, в ближайшее время отправит своих подчиненных начальство.

Городские субботники не за горами, и у многих только от мысли о них портится настроение. Оставаться после работы или тратить на субботник свой выходной день мало кому хочется. Может, тогда все-таки проще подобрать оброненный вами, ну и не вами, мусор, чем раз в год устраивать в городе генеральную уборку?

«Убирать не стыдно, стыдно жить в грязи!»

За нечищеные дворы УК получат «черные метки»

Главы районов, не справляющиеся с уборкой снега, будут получать представления о ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, управляющим компаниям, не убирающим дворы, вручат «черные метки», а чиновникам — совковые лопаты.

Таковы лишь некоторые итоги заседания штаба по благоустройству, на котором обсуждался вопрос уборки города этой зимой. Похоже, что две предыдущие практически бесснежные зимы расслабили городские коммунальные службы. И даже небольшие по меркам наших широт снежные осадки, которые выпали в январе, стали для них полной неожиданностью и чуть не парализовали жизнь города.

Игорь Албин (на фото вверху) намерен награждать нерадивых коммунальщиков совковыми лопатами.

Убирали как могли

По разным оценкам, за январь этого года на территории Петербурга выпало 27 — 37 см снега. А вот как его убирали — это уже вопрос. Например, выяснилось, что многие специализированные дорожные предприятия производили обработку пешеходных тротуаров и улично-дорожной сети еще до того, как они были очищены от снега. В результате таявший от соприкосновения с солью снег сначала превращался в грязную жижу, а через некоторое время, когда температура наружного воздуха опускалась ниже нуля, тротуары превращались в настоящий каток. И вот именно тогда и выходила уборочная техника, которая с помощью щеток до блеска полировала лед. Видимо, чтобы горожанам было лучше видно, где им придется падать.

Кроме того, оказалось, что в очередной раз в работах по уборке города от снега между управляющими компаниями, дворниками и специализированными дорожными предприятиями не было никакого взаимодействия. А потому довольно часто можно было наблюдать такую картину: только дорожная техника очистит тротуары от снега, как с крыши тут же начинают сбрасывать снег. На уже очищенные тротуары. Между тем, как отметил вице-губернатор Петербурга Игорь Албин, еще в сентябре прошлого года районы получили поручение разработать специальные технологические карты, которые должны были помочь всем коммунальным службам работать слаженно во время снегопадов. Но выпавшие, как всегда неожиданно, осадки показали: может быть, такие карты и есть, но только в разгар снегопадов о них никто и не вспомнил. И в реальности система взаимодействия между разными ведомствами по-прежнему не работает.

Не снежный, а скорее в меру снежный январь 2015 года выявил и еще одну проблему. Оказалось, что в самый разгар ночной уборки, когда на улицах Петербурга уменьшается автомобильный трафик, у водителей снегоуборочной техники начинается… обеденный перерыв. Игорь Албин рассказал, что он сам был свидетелем того, как в час ночи на улицах города у тротуаров выстроилась целая вереница снегоуборочной техники. С неба падал снег, повсюду высились сугробы. А водители обедали. «Это что же получается, час на обед, потом еще какое-то время на послеобеденный отдых, еще полчаса, чтобы лицо снежком протереть, чтобы в себя прийти… И глядишь, полночи уже прошло. А снег не убирается. И это в то самое время, когда улицы города свободны от автотранспорта, можно спокойно заниматься уборкой!» — негодовал вице-губернатор. По его словам, в период снегопадов у снегоуборочной техники, конечно, должны быть технологические перерывы, но часовой обед — это уже непозволительная роскошь. «Надо изучить эту проблему и максимально использовать ночное время для уборки уличных тротуаров и дорог. Обедать будем дома», — заявил он.

Учиться будем на ошибках

Обсуждалось на заседании штаба и ноу-хау, которое стали применять некоторые управляющие компании в своей работе. Выяснилось, что некоторые из них, вместо того чтобы вывозить снег на снегоплавильные пункты, забрасывали его прямо на газоны. Например, из дворов Адмиралтейского района на снегоплавильные пункты не попало ни одного кубического метра. А значит, он весь остался лежать либо во дворах, либо на газонах. Игорь Албин поручил в течение недели подготовить жилищному комитету проект договора между управляющими компаниями (ТСЖ, ЖСК) и ГУП «Водоканал» о вывозе снега из дворов. Вице-губернатор также пригрозил: в случае если снег будет складироваться на газонах, такая уборка не будет оплачиваться городом.

Вдобавок ко всему оказалось, что у чиновников, несмотря на то что они регулярно рапортуют о количестве выведенной на улицы города снегоуборочной техники и дворниках, убирающих снег лопатами, нет даже достоверной информации о том, какие реально силы брошены на уборку снега. Один из чиновников, например, заметил: так как многие дворники не имеют форменной одежды, то понять, что это сотрудник коммунальной службы, вышедший на уборку снега, можно только, если это таджик или узбек. Не лучше ситуация и в Центре комплексного благоустройства — организации, которая, по сути, должна заниматься координацией всех дорожных служб. «Недостоверные данные по количеству техники и людей, — сказал Игорь Албин, — работают плохо, если вообще работают».

В итоге даже было принято решение о том, чтобы провести городские учения по борьбе со снегом. Впрочем, до тех пор, пока Петербург не по сюжету учений, а в реальности засыпает снегом, с тренировками решено подождать.

«Черные метки» для нерадивых

Зато принято решение ежемесячно подводить итоги снегоуборочной компании и называть имена тех, кто добился на этом поприще успехов, и тех, кто стал аутсайдером. Так, по итогам января в список худших по уборке районов попали Калининский, Невский и Кировский. Руководителей предприятий и заместителей глав районных администраций называли поименно, просили подняться с места. После чего Игорь Албин просил под протокол записать, что он им вносит представления о ненадлежащем исполнении должностных обязанностей.

При этом Кировский и Невский районы дважды оказались в списках худших. Сначала за то, что хуже всего убирают внутридворовые территории, а потом за то, что у них больше всего зафиксировано гололедных травм. Прозвучавшая информация вызвала недоумение у заместителя главы Невского района Владимира Гайдея, который пытался возразить. Кто-то из членов штаба, в свою очередь, напомнил Игорю Албину, что Владимир Гайдей всего лишь полгода занимает этот пост и, мол, надо бы сделать ему снисхождение. На что вице-губернатор возразил: «А я всего три месяца в этом кресле, но уже отвечаю за все!»

После чего заседание штаба было продолжено. Лучшими по уборке снега были названы Кронштадтский, Курортный, Красносельский и Московский районы. Лучшими управляющими компаниями стали УК «13-й квартал» Московского района, Жилкомсервис №1 Фрунзенского района и Жилкомсервис Кронштадтского района.

Также был зачитан список худших управляющих компаний. Он оказался существенным. После чего Игорь Албин предложил в качестве рычагов влияния выдавать УК, которые плохо справляются с уборкой города, так называемые «черные метки». Под «черной меткой» вице-губернатор имел в виду акты о невыполнении работ по уборке, предписания, фотофиксации неубранных контейнерных площадок и грязи во дворах. Предполагается, что такая метка может стать первым шагом к отзыву лицензии.

Главный «приз» — совковая лопата

«Убирать грязь не стыдно, стыдно жить в грязи!» — процитировал Игорь Албин наставление по воспитанию детей XIX века и призвал сделать эти слова лозунгом для всех лиц, ответственных за уборку в городе. Тем же, кто не прислушается к этим словам, вице-губернатор пообещал лично от себя вручить фирменный подарок — совковую лопату.

Когда заседание штаба закончилось, один из коммунальщиков, которого в этот день особенно сильно распекали за плохую работу, признался, что совковая лопата очень пригодилась бы ему на даче. Но все же лучше больше не позориться перед всеми. А лопату для дачных работ он себе сам в магазине купит.

65 красивых цитат про мусор

То, что люди что-то выбросили, совсем не значит, что это уже нельзя использовать, что это мусор.

Сначала мы покупаем мусор: бутылки, банки, пакеты, батарейки… Нам кажется, будто мы купили пиво, хлеб, горошек и пр. Но всякий раз мы платим за упаковку, которую выбросим. Какая часть цены товара летит на помойку — не знаем. Купив мусор, мы потом платим за вывоз мусора. Сколько? — не задумываемся, не знаем. Потом — за свои деньги — получаем экологическую катастрофу.

— Можно вопрос? Что ты чувствуешь, убивая слабых и безоружных? — А что, по-твоему, чувствует человек, который сжигает мусор? — Что чувствует мусорщик, когда от мусора зависит его судьба?

Там я увидел пещеры и кучи барахла. Вместо корабельной древесины в море плавают промышленные отходы. Мужчины еще носят шляпы, но мир уже изменился.

Лосяш: — Послушайте: Всё станет пылью, и воюющий с нею превратится в пыль. Пин: Время подумать. Бараш: О вечном, но как всегда. Все (Лосяш, Пин, Бараш, Совунья, Ёжик): Надо разгребать этот мусор!

— А что, по-твоему, происходит с мусором, когда его выбрасывают на улицу? — Ну, не знаю. Он растворяется под дождём, как огромная шипучая таблетка?

– Что это? – Это типа денег. Люди используют это, чтобы покупать то, что им не по карману. – Жаль, я узнала это, уже поев из мусорок на улице.

Давай, помойка, разгоняйся!

Я собственник избушки в частном секторе, И мусор сам перерабатываю я. Но мне приходит счёт, представьте сколько? Сто восемьдесят два ру**бля.

Давайте мусором завалим всю планету – И мы погрязнем в собственном дерьме. Нас похоронят в одноразовых пакетах – Тела сгниют, а мусор, увы, нет. Со всех сторон нам песни заливают: «Переработка нынче ни к чему».Планета воет, в свалках утопая, А мы копаем яму. Но кому? «На наш век хватит», – думаем беспечно А что потом? Как тем, кто после, жить? Увидят ли природу наши дети? И смогут ли дышать и воду пить? «Просторы – безграничны. Будь что будет. Я очень занят. Мне не до того». Какие мы «ответственные» люди: Вокруг себя не видим ничего. Нам не досталось запасной планеты Увы или к счастью, негде больше житьЗемля нас любит, но скорее – терпит. Её нам нужно бережно хранить. P.S. Иначе нас природа похоронит. О мнениях не спросит, взяв пример. Ведь мы её без спроса тоже гробим Цветным бумажкам денежным взамен.

— Почему до сих пор нельзя использовать мировой опыт, чтобы у нас наш мусор наконец-то был переработан? — Вы знаете, ответ достаточно простой, ситуация сложная, но ответ простой – мы никогда этим не занимались. Десятилетиями с советских времён сбрасывали мусор в ямы, если образно сказать. В Тихом океане целые острова, знаете, площадью, по-моему, с Францию и толщиной в несколько метров. Пластик скапливается в этом месте – и всё. Но это в Тихом океане, а у нас сбрасывается на свалки. Нам нужно решить несколько ключевых и первоочередных задач. Нужно ликвидировать незаконные свалки. Это первое, что нужно сделать. И второе, что нужно сделать, – это выстроить целую индустрию переработки.

Мертвеца можно рассматривать просто как мусор, от которого необходимо избавиться. Мусор, отбросы, естественный побочный продукт человеческой жизнедеятельности. А до мусора никому нет никакого дела, никого не интересует, что там выбросили и кто выбросил. Правда, в таком случае следует согласиться и с тем, что однажды, когда придет время, с тобой могут поступить точно так же.

— . Одним словом — мусор на тротуаре, — болтая ногами. — Почему на тротуаре? — в замешательстве. — Потому что нормальный, везучий мусор будет в урне.

Как сказала одна из наших уборщиц: «Чтобы горожане задумались о чистоте, надо неделю не убирать. Не выгребать вагоны, не чистить станции. И когда с утра люди поедут на работу по щиколотку в дерьме, когда будут поскальзываться на разлитом пиве, когда, придя в офис, обнаружат, что от ботинок пахнет вытошненным салатом… Вот тогда, может быть, что-нибудь и изменится». Потом вздохнула и добавила: «Может быть…»

— . Я улыбаюсь, потому что представляю себе, как выглядят твои кишки. — Что? — переспросил Роб и рассмеялся. — У меня клинический диагноз «социопатия». Ты знаешь, что это такое? — спросил я. — Это означает, что ты фрик, — сказал он. — Это означает, что для меня ты имеешь не больше значения, чем картонная коробка, — уточнил я. — Ты ничто — мусор, который пока никто не удосужился выбросить.

Пять тысяч мусорных мешков назад

В первое время, как рассказывают друзья Антона, прохожие недоумевали, видя, как мужчина в белых брюках, рубашке и с портфелем в одиночку собирает мусор. На все вопросы Антон тогда отвечал одной фразой: «Мне никто не платит. Я могу это делать и я делаю». За шесть лет он собрал в разных районах города больше пяти тысяч мешков.

В первый раз якутяне услышали о Васильеве летом 2015 года. Местные СМИ написали о молодом человеке, который в одиночку собрал 39 мешков мусора на Зеленом лугу.

— Если бы я не упал с высоты, если бы не было комы и травмы головы, то я сейчас жил бы по-другому, — рассуждает Антон. — Я много думал об этом, спрашивал себя: «Антон, что бы изменилось?». Жил бы, наверное, как все: нашел бы хорошую работу, делал карьеру, отрастил пузо, взял квартиру в ипотеку. Но зачем всё это?

Своим вторым днем рождения Васильев называет день, когда он пережил клиническую смерть и впал в кому. В июле 2006 года он, будучи пьяным, упал с балкона многоэтажного дома. Скорую вызвали друзья, которые тем вечером гуляли с ним. Антона прооперировали, он пришел в сознание спустя 28 дней.

«Когда я очнулся, то не сразу понял, где я и что со мной, — вспоминает Антон. — Я был весь в бинтах и трубках. Хотел встать, но не смог даже пошевельнуться. Мое тело будто было чужим».

В первые недели после выхода из комы Антон ничего не помнил и не узнавал ни родных, ни друзей. Он заново учился говорить, ходить, держать в руках ложку и чашку.

«Первые две недели после комы были самыми тяжелыми и страшными моментами в моей жизни, — спокойным голосом произносит Антон. Что бы он ни говорил, его интонация почти не меняется. — Я не мог ничего сделать сам. На прогулки выходил с родителями. Я обижался, не хотел, чтобы меня постоянно сопровождали. Но понимал, что не надо сдаваться, делал всё через силу.

Помню, как каждый день ко мне приходил доктор и говорил: «Сожми мои пальцы как можно крепче». Сколько бы я ни старался, у меня не получалось — я был слишком слаб. Поэтому день перед выпиской, когда я смог крепко пожать руку моему врачу, — самый счастливый в моей жизни.

В то время Васильев учился на горного инженера в университете в Якутске. Реабилитация была долгой и непростой — ему пришлось взять академический отпуск. После выздоровления Антон защитил диплом, а затем вернулся к родителям в город Удачный. Устроился на работу в горно-обогатительный комбинат компании «АЛРОСА» — сортировал алмазы.

Первым добрым делом Антона стала помощь детскому дому в поселке Мохсоголлох. О детдоме он прочитал в журнале и через несколько дней отвез детям сто мягких игрушек.

Вскоре Васильев переехал в Якутск, нашел единомышленниц и основал с ними в 2009 году благотворительную организацию «Кай и Герда». Три года они помогали детям с инвалидностью, сиротам, ученикам коррекционных школ — проводили праздники и привозили подарки.

Этого было недостаточно, подчеркивает Антон. В 2011 году он решил начать «борьбу с мусором». Пошел в мэрию Якутска и заявил, что хочет убраться рядом с памятником Петру Бекетову. В администрации удивились, но все же дали настойчивому молодому человеку оранжевую жилетку, мешки и метлу. Сначала волонтер собирал мусор в своем районе, затем — в соседних, а потом стал ездить по всему городу.

«Когда люди у меня спрашивают, зачем я убираю мусор, я отвечаю всегда так: «Делаю, потому что могу», — говорит Антон. — Мусор убирать не стыдно, стыдно — жить в грязи. Каждый день собираю мусор в своем районе — чтобы была красота, чтобы люди шли и радовались. Мне и самому приятно, когда везде чисто и красиво».

Антон нашел во время уборки мусора ключи. Вечером он разместил объявление в инстаграме, чтобы разыскать их владельца.

«Мне на жизнь нужно немного: 10-15 тысяч в месяц, — поясняет Антон. — Веду небольшой бизнес — не буду говорить, какой именно. Деньги на благотворительность перечисляют не только якутяне, но и жители других регионов, которые подписаны на меня в Инстаграме. Переводят по 50-100 рублей. Но обычно люди хотят сами лично передать нуждающимся деньги или продукты, тогда я выступаю посредником».

Вторая акция — «Чорон добра» — охватывает всю республику. Антон называет этот проект «эстафетой добра». Жители одного улуса оказывают гуманитарную помощь многодетным и малоимущим семьям, живущим в соседнем районе, и так по цепочке.

— Ношу часы, которые подарил брат, зачем мне золотые? — недоумевает Антон. — Я благодарен Борисову за хороший подарок, но думаю, что нет смысла хранить такие часы. Что мне делать, молиться на них?

— В комментариях под тем постом некоторые пользователи написали, что благотворителям не стоит афишировать свои поступки и добрые дела, иначе это просто пиар.

— Если честно, я считаю, что так думают неудачники. Не хочется никого обидеть, но это люди, которые ничего не добились в жизни, и поэтому осуждают других.

— Вы читаете все комментарии? Как реагируете на критику?

— Все. Если бывают обидные комментарии, просто смеюсь. Некоторые специально создают фейковые аккаунты и пишут глупости и гадости, я я спорить с ними не хочу. Они же как вампиры — чем больше с ними ругаешься, тем больше они получают удовольствия.

— Вас в последнее время часто приглашают в школы. О чем вас чаще всего спрашивают подростки на лекциях?

— Обычно спрашивают, почему я занялся этим и что я за это получаю.

— Во время болезни я помогал людям и тем самым помогал себе. Во мне росла уверенность в своих словах и действиях, я видел и вижу, что делаю добрые дела не просто так — люди смотрят на меня и тоже хотят помогать другим.

— Но волонтеров и благотворителей все равно мало. Вы говорили, что хотите изменить отношение людей к добрым делам. Что вы имели в виду?

— Желающих заниматься добрыми делами много. Нужно лишь сделать так, чтобы это стало модно, особенно среди молодежи. Хочу, чтобы парни и девушки думали не только о себе, но и о других, о городе, не брезговали убирать мусор. А то сейчас они говорят: «Нет, зачем я буду мараться?».

— Что для этого вы готовы сделать?

— Пока я провожу лекции в школах и вузах — рассказываю о своих проектах, борьбе с мусором. Было бы хорошо учредить денежную премию для волонтеров, это стало бы хорошей мотивацией для молодежи. Если правительство этим не займется, я сам сделаю это.

— В такие моменты не думаете, что пора податься в политику?

— Многие так говорят: «Антон, тебе нужно в депутаты». Только это не мое. Я не хочу сидеть на собраниях в кабинетах. Какой в этом смысл? Каждый политик бьет себя в грудь, пытаясь доказать, как много хорошего он сделал, но это просто слова.

— Что советуете тем, кто хочет заняться благотворительностью?

— Если я вижу, что у человек сомневается, у него много вопросов, я ему говорю: «Сначала сделай так, чтобы у тебя не было вопросов «зачем, почему, с чего начать, что мне это даст?». Сломай это. Как только ты перестанешь задавать себе эти вопросы, ты поймешь, что готов.

— Вы сами ответили себе на эти вопросы?

— Давно. Я живу по принципу: мне никто не должен, наоборот — я должен другим людям.

— За восемь лет вы часто сталкивались с неблагодарностью?

— Я благодарен всем, кто позволил мне помочь им. Благодарен Богу за то, что дал мне силы и возможность помогать. За эти восемь лет я не устал, не разочаровался в людях и продолжаю заниматься тем, во что верю.

— Мне вот одно непонятно: вы учредили благотворительный фонд, организуете акции республиканского масштаба, зачем продолжать собирать мусор?

— Я мог бы делать вид, что достиг того, чего хотел, и не вижу мусор на улицах. Мог бы сказать: «Это не мое, пусть волонтеры убирают». Но я не хочу быть таким. Не знаю, как объяснить по-другому.

Рыться в баке – не стыдно. Зачем бабушка Люда пытается приучить соседей раздельно собирать мусор

В Югре в Год экологии борьба с незаконными свалками ведется ударными темпами, на их ликвидацию выделяют миллионы рублей. Вот только, как мы помним, чисто там, где не мусорят. Все потраченные на уборку отходов деньги могли бы пойти на строительство школ или больниц, которые так нужны региону. Проблема глобальная, а вот «ноги растут» из каждой квартиры, дома и дачи. Культура обращения с отходами у российского человека отсутствует. Да и сама система утилизации и переработки мусора хромает. Журналисты «Сургутской трибуны» встретились с одной очень ответственной сургутской пенсионеркой, которая на восьмом десятке лет в своем дворе – будто маленький цех по сортировке мусора. «А что делать, иначе потонем», – говорит Людмила Романова, закидывая в специальный контейнер бутылку из-под «Кока-колы», которую на наших глазах достала из обычного металлического контейнера для мусора.

О том, что мешает сургутянам донести бумажку до урны и во что может переродиться пластиковая бутылка, – в материале «Сургутской трибуны».

На каждого жителя нашей страны приходится по 400 килограммов отходов в год. А среднестатистическая российская семья выбрасывает около 150 кг разного рода пластмасс, 100 кг макулатуры и 1000 стеклянных бутылок. Такие данные приводит уже несколько лет подряд Министерство природных ресурсов России. Для полного осмысления глобальной проблемы эксперты привели одно не очень утешительное сравнение – площадь всех свалок в России (законных и не очень) сопоставима с площадью Нидерландов, вдвое больше Израиля и в четыре раза превосходит территорию Кипра.

Единомышленников немного

Район НГДУ. Несколько пятиэтажек, построенных еще в прошлом веке, лицей – и прямо напротив центрального входа в учебное заведение – островок с мусорными баками. Он занимает здесь какое-то особое место, словно памятник чистоплотности и бережливости. Вот только «достопримечательность» сомнительная. Ближе к концу недели вокруг металлических баков образуется ареол из не донесенных или не долетевших до контейнера мешков с мусором. Дворнику и коммунальщикам особо дела до них нет. И только одна, как говорят местные, беспокойная старушка все никак не уймется.

Людмила Николаевна Романова в этом дворе на улице Энтузиастов живет уже 35 лет. Выпускница авиационного техникума, в свое время занималась самолетостроением. Переехав на Север, работала в Сургутнефтегазе начальником группы технической документации. А сейчас грамотная и образованная пенсионерка нисколько не стыдится подбирать за другими мусор, пусть для этого и приходится покопаться в чужих отходах и заглянуть в грязный контейнер.

– Меня тут все давно знают. Я не стесняюсь пройтись по мусорным бакам, навести порядок. Иной раз все валяется прямо на дороге. А тут ведь школа напротив. Меня вот что удивляет, почему практически никто не пользуется контейнерами для раздельного сбора мусора? Вот стоит бак для пластика, этот – для ламп, но все их игнорируют. Я сама много раз доставала мусор из общего бака и перекладывала его в специальный контейнер, – рассказывает Людмила Николаевна.

Коммунальщики и соседи считают Людмилу Николаевну странной. Мол, где это видано – благополучному человеку в мусорке копаться? Тут пакет-то брезгуешь донести: запашок не очень доносится, да и вдруг обувь запачкаешь. А уж задерживаться возле мусорки, чтобы отдельно пластик, отдельно лампочки выбросить – пфф. В общем, единомышленников у Людмилы Романовой немного. Те, что есть, кстати, тоже из числа пенсионеров.

Бывший инженер могла бы с легкостью открыть «Цех Романовой», так глубоки ее познания в сфере мусоропереработки. И чем больше вникает в тему, тем больше убеждается, что сама система по очистке города от мусора выстроена неправильно.

– У нас тут несколько магазинчиков торгуют разливным пивом. И сколько раз я просила владельцев: «Ребята, ну не кидайте вы где попало использованную тару!» – не слушают. А у них большие, по 30 литров, пластиковые тары, они их до мусорного бака донести не могут. Я сама недавно штук 12 таких перетащила. Иногда дети их берут. Бутылки же закрыты, а воздух там под давлением, и когда их прокалываешь, они громко хлопают. А это опасно. Пластик можно отдавать на переработку, так же как и световые лампы. Почему бы владельцам пивнушек не сдавать свои канистры, если в специальный бак бросить не могут? – задается вопросом женщина.

Бутылка превращается в скамейку

Пластик давно признали самым чуждым для природы элементом. Он разлагается сотни лет. Огрызок от яблока сгниет за пару дней, бумага – месяцев, а пластмассовая бутылка – за сотню лет! Благо работают заводы, которые дают пластику вторую жизнь. Вот только пунктов приема отсортированного мусора: макулатуры, батареек, стеклянных или пластиковых бутылок – катастрофически мало. Сбор вторсырья в Югре, говорят эксперты, – это не сильно выгодное сегодня дело. Ближайшие заводы по переработке находятся на Урале, а до них мусор еще нужно доставить. Так что проще спалить все до кучи на полигоне.

Впрочем, есть несколько частных компаний, которые занимаются сбором макулатуры и пластика на территории округа. В июне 2016 года в Сургуте запустили новую сеть по раздельному сбору отходов. Во дворах стали появляться оранжевые сетки-контейнеры, куда можно складывать пластиковые бутылки. Занимается вывозом мусора компания из Екатеринбурга «ТрансСервис». В Сургуте собирают пластик, а затем грузовые машины с прессованным вторсырьем отправляются в столицу Урала. То, что у нас тут валяется под ногами, в Екатеринбурге превращают в долговечные предметы.

– Грязный пластик поступает к нам на базу в Сургуте, здесь он сортируется, затем прессуется в кубы и отправляется в город Екатеринбург на вторичную переработку. Отмечу, что за время работы в Сургуте мы увеличили число баков, горожане постепенно привыкают к ним, – рассказал «Сургутской трибуне» руководитель сургутского филиала компании «ТрансСервис» Денис Мухаметзянов.

На заводе в Екатеринбурге из вторсырья делают скамейки и заборчики. Только ограждения из пластика не надо подкрашивать, оно экологически безопасное и отлично вписывается в пространство современного города.

Точно такая же история со сбором макулатуры. Ближайший завод – в Пермском крае. Из бумаги там делают картонные коробки, одноразовую посуду и многое другое. И везут на сбыт к нам же. Вот такой круговорот мусора. Хотя предпринимателям было бы гораздо удобнее и выгоднее сдавать сырье на переработку в пределах Югры.

– Некоторые даже на безвозмездной основе просят, чтобы мы приехали и забрали макулатуру. Машины с грузом практически каждый день отправляются в Пермский край. Я сомневаюсь, что можно в Югре открыть какой-то крупный завод. Такие предприятия еще в СССР строили. Это затратное производство, – поделились мнением представители компании по утилизации макулатуры «ЭкоЮгра».

Впрочем, в Югре сейчас всерьез задумались о создании крупного завода по мусоропереработке. Один из них в ближайшее время должен появиться на территории Сургутского района и заменит привычные полигоны ТБО. Планируется, что он сможет изготавливать до 20 видов различной продукции. Выстроить в Югре цепочку «сбор – переработка – вторичное использование разделенного мусора» можно, но для этого необходимо аккумулировать силы властей всех уровней, общественности и бизнеса. И тогда миллионы, вложенные в несанкционированные свалки, можно будет направить на строительство социальных объектов, бабушка Люда перестанет краснеть за своих соседей, а они – озираться на копающуюся в мусорном баке пенсионерку.

Читайте также:  Разновидности и эволюция систем связи: современный интернет
Ссылка на основную публикацию