Пикеты верующих за строительство храма на Ходынском поле

Храм на Ходынке, которого могло не быть

Беседа с настоятелем храма прп. Сергия Радонежского на Ходынке протоиереем Василием Биксеем

Осенью 2017 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле в Москве и наградил настоятеля храма протоиерея Василия Биксея очередными и внеочередными наградами «за внимание к особым трудам и достойное преодоление многих скорбей и бед на этом славном пути».

Красивый и величественный храмовый комплекс вырос на Ходынском поле буквально за два года, но не все знают, что этому радостному событию предшествовала почти десятилетняя бюрократическая борьба, митинги, протесты и попытки убедить всех, что храм на Ходынском поле никому не нужен.

О скорбях и бедах, которые возникали при строительстве храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле, а также о том, каким должен быть современный храм, мы говорим с настоятелем отцом Василием Биксеем.

Храм как часть жизни

О ходынском приходе я узнала от одной из его постоянных прихожанок. Я до сих пор помню, с каким чувством она сказала тогда: «Знаешь, этот приход стал частью моей жизни. Я и не представляю уже, что раньше ходила в другие храмы».

Действительно, храмовый комплекс на Ходынке стал и для меня настоящим открытием. Здесь царила какая-то особенная атмосфера духовной сплоченности, уюта и тепла, которую невозможно не заметить.

После воскресного богослужения тут никто не спешит расходиться по домам. Все вместе – священнослужители и прихожане – собираются за большими столами в трапезной, где сам настоятель стоит на раздаче плова или печет блины.

Пока взрослые ведут беседы, дети быстро кушают и разбегаются по кружкам. Помимо традиционной воскресной школы тут можно найти увлечения на любой вкус. Есть здесь и курсы иностранных языков, и театральная студия, и спортивные секции; также при желании можно освоить музыкальные инструменты и научиться петь в профессиональном хоре, и еще очень много всего.

Если погода позволяет, прихожане собираются на улице. При храмовом комплексе большая благоустроенная территория, где можно и пикник устроить, и в футбол поиграть. Нередко здесь можно увидеть, как сам отец настоятель, сняв подрясник, гоняет с прихожанами мяч.

И вот когда смотришь на всю эту идиллию, видишь радостные счастливые лица взрослых и детей, то и представить сложно, что всего этого могло и не быть. И не так уж и давно было собрано тысячи подписей против строительства храма на Ходынском поле.

– Отец Василий, как же вам удалось создать не просто храм, а настоящий уютный дом для прихожан? Кажется, что я еще нигде не видела такой сплоченности.

– Ну, это совсем не моя заслуга, а людей, которых сплотили трудности. Практически каждый из наших прихожан отстаивал этот храм своей четкой позицией. Это люди, которые вложили сюда свои молитвы и свои средства. И естественно, что сейчас они чувствуют себя частью этого прихода. Вот только бы нам теперь сохранить все это.

С инициативой построить храм и часовню на Ходынке выступили еще в 2000-м семьи и потомки авиаторов

– То есть эти люди – местные жители Ходынки, которые хотели, чтобы здесь был построен храм?

– Когда возникла идея строительства храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле и храма-часовни во имя архангела Гавриила в честь погибших авиаторов, такой Ходынки, какую мы видим сейчас, не было. Все эти дома начинали строиться в 2006 году, а идея строительства храма и часовни возникла в 2000-м! Поэтому первыми людьми, которые двигали эту идею, прежде всего были потомки авиаторов.

Как вы, наверное, знаете, в прошлом здесь располагался Центральный аэродром им. Фрунзе, на котором в разные годы погибло более 100 человек летчиков-испытателей, в том числе и народный герой Валерий Чкалов. Однако их память никак не была увековечена.

Летчики-ветераны и их родственники выступили с инициативой возведения на Ходынском поле храма-часовни в память о своих погибших близких. В 1999 году по благословению Патриарха Алексия была создана община храма-часовни во имя архангела Гавриила.

А в 2000 году была зарегистрирована еще одна община – по воссозданию храма во имя преподобного Сергия Радонежского.

Остро же вопрос об отстаивании строительства храма именно жителями встал в 2012– 2013 годах, когда здесь образовался новый район.

– Вы сказали, что изначально было две общины, которые хотели здесь храм…

– Да, две небольшие общины. Храм и храм-часовню первоначально планировалось возвести в разных концах Ходынки, но впоследствии правительством было принято решение разместить их на одном участке. Храм и храм-часовня лаконично вписывались в проектируемый парк «Исторические ландшафты Москвы». Чтобы не строить два полноценных храма и не дублировать хозяйственные постройки, общины объединились и начали разрабатывать единый храмовый комплекс, что позволяло минимизировать площадь застройки и увеличить зеленую территорию.

Но вот только начать строить здесь было невозможно, так как земля была под судебной тяжбой между Министерством обороны и Правительством Москвы.

Люди безуспешно писали обращения и ходатайства, но получали ответ, что пока нужно подождать.

Постепенно дело было предано забвению. Общины одна и другая приходили сюда все реже и реже… ну, поплакали, помолились один или два раз в год, и на этом все.

Мы решили: будем молиться. Поставили крест на пустыре и стали каждое воскресенье служить Литургию

– А когда состоялось ваше знакомство с общинами?

– В 2012 году указом Святейшего Патриарха я был назначен настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского. Тогда я и познакомился с представителями общин, и все вместе мы стали потихонечку разбираться с документами. И действительно, оказалось так, что храм Сергия Радонежского и храм-часовня находятся на смежных участках, есть акт резервирования земли и есть акт разрешенного использования, но на этом все.

Соответственно эту землю нам никто подтвердить не мог, и эту землю никто и забрать у нас не мог, но ведь и делать ничего мы здесь не могли. Тогда мы решили, что будем молиться.

– Где же вы молились, ведь здесь ничего не было, просто поле?

– Да, здесь был просто пустырь, люди с собаками гуляли. А мы поставили в том месте, где предполагалось строительство храма, крест и стали там каждое воскресенье служить Литургию.

За парк или против храма?

– Вот только в это время аппетиты вокруг Ходынского поля стали нарастать. Появился самый большой торговый центр, строились все новые и новые жилые комплексы, наметилось строительство метро, а над станцией метро было запланировано возвевдение еще одного огромного торгового комплекса.

Видимо, поэтому наша первая служба на Ходынском поле вызвала крайне негативную реакцию. Неожиданно люди стали выходить в «защиту своих прав», начались митинги против застройки Ходынского поля.

– То есть эти люди были против строительства храма?

– Нет, я не могу так говорить! Большинство из них не были против храма… Скорее всего они просто отстаивали свое право на то, чтобы рядом с их домом не было никаких строек. Они отстаивали свой кусочек земли под парк. Мне кажется, они просто искренне хотели защитить свою территорию. Но в то же время, да, действительно, среди них появлялись и решительно настроенные люди, которые стали выступать конкретно против строительства храма. Почему так случилось, мне непонятно. Еще как-то объяснимо, когда храм был в рамках парка и люди выступали за парк без храма. Но ведь через какое-то время мы отступили и стали строить за территорией парка. Но и тогда эти же люди выступили против, на этот раз уже просто против строительства нашего храма.

– Люди выходили на митинги?

– О, митингов здесь было очень много. Были митинги за парк, митинги против строительства стадиона ЦСК… Только знаете, это были митинги не созидательные, а разрушительные, на которых людей часто вводили в заблуждение. Например, говорили всем, что храм будет занимать 4 гектара земли, хотя на самом деле под него было выделено только 1,2 гектара. Происходили какие-то абсурдные трения, вплоть до того что подделывались подписи.

Например, просили подписаться за строительство парка, но в итоге оказывалось, что все подписывались против храма. Все внимание было на этом храме и парке, а в это время Ходынка спокойно застраивалась и проекты парка постоянно переделывались, в результате чего территория, выделенная под парк, постепенно уменьшалась.

Стройте хоть сейчас!

– Отец Василий, а вас не пугала вся эта нескончаемая борьба?

– Нет. Пока шла вся эта борьба, мы молились под открытым небом и служили Литургию каждое воскресенье. Люди все больше и больше сплачивались, приносили из дома самовары, выпечку. Все вместе мы старались как-то облагораживать и озеленять наш пустырь. Иногда людям реально приходилось вести дежурства у молельного креста, с которым что только ни пытались сделать.

Крест поджигали, пытались распилить… Но мы продолжали молиться

– Что же, например?

– И поджигали, и распилить пытались, и поливали какими-то пахучими жидкостями. Но мы продолжали спокойно молиться.

И вот в 2014 году, когда уже действительно было понятно, что перспектива появления парка и предполагаемого в нем храмового комплекса очень туманная, нам предложили выделить участок на взлетной полосе. У нас сразу возник вопрос о том, когда нам приступать к строительству. И нам ответили: «Да хоть сейчас! Оформляйте документацию и начинайте строить».

– Как же так быстро все перевернулось в пользу храма?

– Когда люди узнали, что они подписались «за парк», а в итоге их подписи преобразовывались в подписи против храма, они были возмущены! Они сказали: «Как это так?! Мы никогда не были против храма, мы очень хотим, чтобы здесь был храм!»

И был организован новый сбор подписей, и около 8 тысяч человек подписались за строительство храма на Ходынском поле, притом неважно, где он будет: в парке или нет.

– Получается, тех, кто был за храм, оказалось гораздо больше?

– Конечно. И всем стало понятно, что надо слушать именно этих людей, а не тех, кто обманными путями наводят непонятную суету и страх.

Как только нам разрешили строить, мы сразу очень быстро поставили храм-часовню во имя архангела Гавриила в память погибших авиаторов. В октябре 2014 года мы служили там первую Литургию, а уже через год, в мае 2015-го, началось строительство храма во имя преподобного Сергия Радонежского.

«Любви настоящей не может быть без храма»

– А нужен ли был здесь храм?

– Я-то, конечно, как священнослужитель верю в то, что человеку храм нужен – всегда и везде, нужен гораздо больше, чем торговые центры и все остальное.

Ведь вне храма не может быть ничего настоящего, а только обманчивое и фальшивое. Любви настоящей не может быть вне храма, настоящей женственности не может быть вне храма. Ведь что это за любовь, если человек через два года говорит, что «разлюбил», ушел из семьи, да еще и детей бросил!

Храм через слово Божие исправляет всю мирскую кривизну!

Человек, который хоть иногда ходит в храм, постепенно выравнивает свою жизнь под то, что слышит в храме. Храм через слово Божие исправляет всю мирскую кривизну.

Хотя знаете, сколько раз меня пытались убедить в обратном! Большую часть своей жизни я провожу в храме и общаюсь со многими жителями района, не только с прихожанами. И много раз одни и те же люди говорили мне: «Батюшка, да бросьте вы это! Мы вас уверяем: храм здесь никому не нужен!»

И это были в основном те люди, которые стояли у истоков протестных движений – будь то против строительства ЦСК или против торговых комплексов.

– Как они аргументировали свою позицию?

– Знаете, всегда особенно начинают возмущаться и «описывать» церковную жизнь те люди, которые к Церкви не имеют никакого отношения. Они обычно находят тысячу аргументов. Они всем и говорили: «Вот увидите, что будет! Построят они тут храм, а при храме будет гостиница, а тут у них будет хозяйство для священника, а здесь они сделают ферму, а на ферме будут животные… И потом каждый день начнутся похоронные вереницы с катафалками. А в довершение всего каждое утро в 6 часов вас будут будить колокола! Это же просто кошмар!» Конечно, кому всего этого захочется?! (Смеется.) Таким образом нецерковных людей очень легко ввести в заблуждение.

Очень часто у людей возникают подозрения, что храмы строятся на бюджетные средства, которые могли бы пойти на строительство школ и больниц, но это не так.

И я хотел бы сейчас подчеркнуть: все храмы строятся на пожертвования добрых людей, которые хотят молиться и своих детей водить в храм.

– Радует, что верующих людей оказалось большинство.

– Тех, кто говорил и убеждал меня в том, что храм здесь не нужен, было человек 10–15.
Зато с 2014 года в нашем храмовом комплексе было крещено 700 человек! Это, может быть, и немного, но если храм «никому не нужен», то как объяснить, что 700 человек уже крещены в этом храме?! А это ведь больше тысячи человек родителей и крестных, бабушек и дедушек. А меня убеждали, что храм здесь не нужен!

– А сейчас сколько раз в неделю служится Литургия?

– Литургия у нас каждый день, всегда есть причастники. А в воскресные и праздничные богослужения наш храм забит битком.

– Отец Василий, насколько я знаю, вы еще и многодетный отец – у вас 6 красивых дочек. Вы с семьей живете где-то поблизости?

– Нет, мы живем в Сергиевом Посаде, и я каждый день сюда приезжаю. Правда, конечно, когда много дел, мне приходится здесь оставаться. Благо что здесь есть такая возможность. Только вот никаких «покоев настоятеля» у нас нет. (Улыбается.) Все только для людей. 14 классов для просветительской деятельности, в которых сейчас занимается около 70 детишек, трапезная на 100 человек, для того чтобы прихожане могли собираться и чувствовать себя здесь как дома.

– Мне очень понравилась ваша традиция собираться всем вместе в трапезной после воскресной службы. Это ваша инициатива?

– Трапеза после Литургии – это нормально, это продолжение Литургии и хорошая традиция, но в рамках проектов современных храмов ее сложно осуществить. Даже наш приход ограничен размером трапезной, мы пока не можем вместить больше 100 человек. Инициатива же собраться часто исходит от самих прихожан – например, когда у человека день рождения, ему хочется всех угостить, и он привозит рыбу и сам готовит уху.

– Какими должны быть современные храмы?

– Храм должен быть традиционным, но в то же время большим, многофункциональным и комфортным. Чтобы нам не нужно было отдавать детей в какие-то коммерческие кружки. По крайней мере здесь ты знаешь, что все объединены верой и точно никто не будет материться и учить ребеночка чему-то плохому.

А еще пребывание в храме должно быть комфортным, современный человек не должен чувствовать себя в храме чужим.

Самый главный в храме – Бог, потом – человек, пришедший к Богу, а священник только служитель – Богу и людям

То есть, с одной стороны, нужно соблюдать канонические традиции строительства, а с другой – надо учитывать современные потребности. Например, мы не увидим в древности храма с гардеробом. А сейчас это стало необходимостью. Раньше храмы были холодные, а сейчас теплые. В зимнее время стоять на богослужении 2–2,5 часа в шубе очень тяжело. Для прихожан с детьми в храмах будет не лишней детская комната, где ребеночка можно перепеленать, а если ему тяжело выстоять всю Литургию, то можно дать ему немного отдохнуть. Также в храмах должны думать об условиях безопасности, о доступности для маломобильных слоев населения, чтобы люди с ограниченными возможностями тоже могли комфортно ходить в храм.

Читайте также:  Лучшие легкие ноутбуки 2020 года: лучший ультрапортативный ноутбук

Нужно всегда помнить, что самый главный в храме – Бог, а потом – тот человек, который пришел к Богу, в то время как священник – служитель Богу и тем людям, которые идут к Богу. Храм должен быть территорией райского уголочка.

Прихожане как часть храма

Я вышла от отца Василия с полными пакетами вкусных ароматных свежеиспеченных пирожков и подумала, что храм чем-то неуловимо похож на своего настоятеля. Насколько отец Василий открытый, неунывающий, гостеприимный, все всегда успевает – и по делам храма, и в футбол с прихожанами поиграть, и шесть дочек воспитывать. Настолько и храм у него получился – многофункциональный.

Отец Василий настоятельно рекомендовал мне хоть немного поговорить с прихожанами храмового комплекса на Ходынке: «Понимаете, без них это интервью о нашем храме не будет полным! Они же часть этого храма!»

И вот воскресным днем мы встретились с прихожанами Ходынского храма за большим столом в просторной уютной трапезной. Они с радостью стали делиться воспоминаниями о том, как молились на улице, как приходилось охранять молельный крест, с которым «что только ни делали». Некоторые отметили, что именно с Ходынского прихода началось их настоящее воцерковление. Дети наперебой рассказывали, как им нравится посещать занятия, а особенно – хоровую студию, ведь многие из них поют во время Литургии. Родители же довольны тем, что дети при деле, а в храме у них появились настоящие друзья. И те и другие часто ездят поздравлять с праздниками воспитанников детских домов и старичков из домов престарелых. А еще при храме есть пункт помощи нуждающимся людям. В Неделю жен-мироносиц священники и прихожане раздали тысячи цветов жительницам Ходынки.

Но главное, почти все прихожане говорили о том, что храм давно стал для них не только храмом, но и частью их жизни.

С настоятелем храма
преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле
протоиереем Василием Биксеем
беседовала Лолита Наранович

Столичные власти могут оштрафовать церковную общину

Столичные власти установили, что строительство храма в честь преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле ведется незаконно. В отношении прихода храма, выступающего застройщиком, заведено административное дело о самовольном строительстве, которое грозит общине штрафами до 1 млн руб. Это второй за неделю скандал вокруг возведения церквей по программе “200 храмов”. Ранее в конфликт противников и сторонников стройки церкви в столичном парке “Торфянка” пришлось вмешиваться патриарху Кириллу.

О том, что храм преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле признан самостроем, стало известно из письма столичного Объединения административно-технических инспекций (ОАТИ) в адрес главы общественного движения “За парк” Олега Ларина (есть в распоряжении “Ъ”). Господин Ларин рассказал, что в мае 2015 года он обнаружил, что на Ходынском поле за забором ведется строительство: “Появился котлован, арматура, заливается бетон”. Общественник обратился в мэрию за разъяснениями. В ответе ОАТИ сообщается, что на Ходынском бульваре ведутся работы по строительству “храмового комплекса”, а застройщиком выступает приход храма преподобного Сергия Радонежского. При этом ордер на “обустройство и содержание площадки” в ОАТИ не оформлялся, не было получено и разрешение на “работы капитального характера”.

Замначальника технической инспекции ОАТИ Владимир Сосков сообщил, что в отношении прихода возбуждено административное дело о самовольном строительстве по ч. 2 ст. 8.18 столичного КоАП. Это грозит общине храма штрафами до 1 млн руб. ОАТИ обратился в Мосгосстройнадзор “для принятия мер в целях пресечения самовольного строительства”. В пресс-службе столичной мэрии пояснили, что предписание ОАТИ было выдано в рамках “плановой работы ведомства”.

В парке “Торфянка” продолжается спор о строительстве храма

Храм в честь преподобного Сергия Радонежского планировалось построить взамен церкви, снесенной в 1917 году, на углу Ходынского бульвара и бывшей взлетно-посадочной полосы аэродрома имени Фрунзе. Общественники из движения “За парк” опасались, что при строительстве пострадают деревья, поэтому провели в 2013 году серию протестных митингов и даже попытались организовать местный референдум по этому вопросу (но получили отказ). После этого столичные власти объявили конкурс на разработку концепции парка, который в апреле 2014 года выиграло итальянское архитектурное бюро Land Milano. В декабре 2014 года в мэрии Москвы одобрили проект планировки Ходынского поля, согласно которому на 29 га должен был появиться новый городской парк. В нем планировалось построить центр современного искусства, школу и упомянутый храм. Однако проект планировки парка так и не был утвержден властями окончательно: требовалось провести публичные слушания, однако об их проведении не сообщалось.

Это второй за неделю скандал вокруг возведения объектов по программе “200 храмов”. Ранее аналогичный конфликт возник в столичном парке “Торфянка” на северо-востоке Москвы, в который пришлось вмешаться патриарху Московскому и всея Руси Кириллу (см. “Ъ” от 25 июня).

В пресс-службе депутата Госдумы Владимира Ресина, курирующего программу “200 храмов”, вчера затруднились оперативно прокомментировать ситуацию вокруг строительства церкви преподобного Сергия Радонежского. Господин Ларин сообщил, что стычек с общиной храма у активистов его движения не было.

Храмообразующее предприятие

На плакатах, окружающих стройку, говорится об окончании работ во втором квартале 2017 года, а руководителем строительства называется настоятель храма протоиерей Василий (Биксей). Он заявил “Ъ”, что “вся земля находится в собственности ООО “Авиапарк””, отказавшись от дальнейших объяснений по телефону. “Будут требования ОАТИ — будем выполнять”,— лишь добавил отец Василий. В “Авиапарке” получить комментарии не удалось. Ранее в департаменте имущества столицы заявляли, что этой компании принадлежат права в инвестконтрактах по строительству гостинично-офисных комплексов на Ходынском поле (не уточняя детали). До июня 2014 года ООО “Авиапарк” принадлежал структурам мэрии Москвы, однако затем ФАС одобрил его продажу компании “ВТБ Капитал управление активами”. Сейчас, по данным Kartoteka.ru, “Авиапарк” с уставным капиталом в 4,2 млрд руб. принадлежит компании “Коссман”, зарегистрированной на Кипре.

Господин Ларин считает, что до утверждения проекта планировки община храма не могла получить документы на землю, поэтому строительство церкви на Ходынке полностью незаконно. Представитель Москомстройинвеста подтвердил, что проект должен пройти процедуру публичных слушаний, после чего может быть оформлен градостроительный план земельного участка (ГПЗУ), и лишь после этого оформляется разрешение на строительство. Однако в Москомархитектуре не исключили, что ГПЗУ мог быть оформлен и ранее — не в составе проекта планировки парка на 29 га.

Храмы раздора

Москвичи протестуют против церковной застройки шаговой доступности

Московские власти объявили о кардинальном пересмотре программы строительства православных храмов в столице. С учетом присоединенных территорий Новой Москвы в ближайшие годы в городе построят не 200, а 380 храмов шаговой доступности. Кому и зачем понадобилось столько церквей? Кто будет в них служить и почему ради них горожан лишают скверов и парков? Ответы на эти вопросы ищут сейчас москвичи, выступившие против церковной застройки.

Ходынские хроники

Активно строить храмы в городе решили в 2010 году. Тогда патриарх Кирилл заявил, что Москва находится на последнем месте среди всех регионов страны по числу храмов на душу населения. По задумке властей, любой москвич должен иметь церковь в радиусе километра от дома.

«Но это туалет и хлебный магазин должны быть в шаговой доступности, а не храм. Храм вообще не место интенсивного спроса и мгновенного потребления», — комментирует инициативу Александр Афанасьев, член оргкомитета движения «За парк». Вот уже два года Александр вместе с жителями района ведет борьбу против незаконной застройки Ходынского поля. На территории будущего парка власти собирались построить храмовый комплекс, сопоставимый по масштабам с храмом Христа Спасителя. Причем возвести его хотели в непосредственной близости от жилых домов. Летом 2012 года там установили помост и крест, а люди, называющие себя общиной будущего храма, стали проводить в этом месте молебны и стояния, созывая под видом местных жителей активистов со всего города.

«Они собирали подписи за строительство храма, набрали восемь тысяч. Все бы хорошо, но собирали-то их по всей Москве. Активистов этих видели и на Тверской, и в других местах», — отмечает Афанасьев.

Местные жители писали заявления и обращения в управу, префектуру, мэрию, выходили на митинги против строительства храма. В 2012 году на мероприятие в защиту парка вышло почти две тысячи человек. После волны протестов храм перенесли подальше от домов, но от строительства все равно не отказались.

Аналогичные протесты против строительства храмов то и дело возникают и в других частях города. Против возведения храмов протестуют в Кузьминках, Гольяново, Митино, Измайлово, Печатниках, Останкино. В большинстве случаев недовольство граждан вызывают не сами храмы или религия, а выбранные для строительства места. Из сотен первоначально выделенных под церковное строительство участков, 77 были расположены на территории природных комплексов — в скверах и парках.

«В программе остались только те, где в инициативном порядке выступили [поддержали] жители, будущие прихожане, муниципальная власть и которые соответствуют требованиям градостроительных регламентов комплексной застройки», — отрапортовал на заседании попечительского совета Фонда поддержки строительства храмов советник мэра Владимир Ресин в апреле 2014 года.

Материалы по теме

Курчатов тоже молился

Но несмотря на заверения властей, проблема остается. Многие жители продолжают выступать против конкретных объектов храмового строительства. Свою позицию горожане отстаивают на митингах, в одиночных пикетах и через длительную переписку с чиновниками.

Жители жалуются, что их мнения никто не спрашивает. Решение о размещении храмов должны обсуждаться на общественных слушаниях. Однако борцы за парки говорят, что слушания проходят практически подпольно, без участия местных жителей. Подписи на петициях за строительство также нередко собирают за счет привлечения мертвых душ. А порой о строительстве храма жители района узнают случайно. Так, например, прошлым летом жители Куркино узнали о строительстве храма в их районе лишь тогда, когда на будущую стройплощадку привезли бетонные плиты. А в Джамгаровском парке гуляющие неожиданно для себя обнаружили забор, за которым уже полным ходом шло строительство.

Все в сад

Муниципальный депутат района Северное Измайлово Дмитрий Барановский недавно выяснил, что один из новых храмов собираются строить в старой Москве, на территории уникального Сиреневого сада. Сейчас в парке идет благоустройство, высаживаются кусты сирени коллекционных сортов, но в случае строительства все улучшения вместе с выделенными на них деньгами пойдут псу под хвост, переживает депутат. Зачем нужен в Сиреневом саду храм, Барановский понять не может: в 500 метрах от него стоит старинная церковь, второе культовое сооружение расположено в 1,3 километра от сада. Еще один храм в рамках программы планируют возвести поблизости — в километре от сада, в сквере около кинотеатра «Енисей». С этим строительством активисты района пытались бороться два года. Но безуспешно — на данный момент храм спроектирован и согласован.

По словам Барановского, массовой поддержки строительство не встретило. «За храм ратовал отец Павел, которому храм отойдет, — вроде он в нашем районе живет. Пару человек я встречал на публичных слушаниях. Остальные «сторонники» приезжают из других районов. Это Кирилл Фролов, Дмитрий Энтео, которые ездят из района в район и устраивают показательные выступления», — рассказал депутат.

Глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов и религиозный активист Дмитрий Энтео — завсегдатаи митингов в поддержку программы «200 храмов» в разных районах города. Несколько раз они даже оказывались участниками потасовок с защитниками скверов. Так, в сентябре 2012 года сообщалось , что после митинга на Ходынке активисты Фролова избили двух волонтеров.

В свою очередь официальные представители РПЦ все обвинения отрицают и называют протест москвичей раздутым. «Есть кучка активистов, которые изображают многолюдство в разных районах — мегаполис позволяет им быть мобильными», — полагает протодиакон Андрей Кураев. А патриарх Кирилл видит в антихрамовых выступлениях «разменную монету в недобросовестных агитационных кампаниях», направленных на протестный электорат.

Вне закона

Тем временем беспокойство парковых защитников разделяют экологи. Они считают, что уничтожение зеленых массивов крайне пагубно скажется на состоянии города. По подсчетам Всемирной организации здравоохранения, на каждого человека в городе должно приходиться около 50 квадратных метров зеленых насаждений, а в Москве эта цифра уже гораздо ниже. «Для московской городской среды критична потеря каждого квадратного метра озелененной территории. В Москве незапечатанных земель и так дефицит, и дорожить нужно каждым метром, где это возможно», — отмечает член Московского городского общества защиты природы Антон Хлынов.

Вице-президент атеистического фонда «Здравомыслие» Александр Голомолзин подчеркивает, что, по оценкам юристов, застройка озелененных территорий Москвы нарушает более 80 актов всех уровней. «Это абсолютно противозаконное мероприятие. У людей просто отбирают придомовые территории или отбирают парки. Отдельным протестам жителей противостоит государственная машина», — считает он.

По его словам, успехи, которых добиваются активисты, временные. Жителям Куркино удалось отстоять парк, но церковь перенесли на придомовую территорию, и теперь храм будет втиснут во двор. «Людям в открытую говорят, что его все равно построят», — утверждает эксперт.

Материалы по теме

Говорящие попы

Кроме жителей окрестных домов, ущемленной категорией могут стать предприниматели, считает председатель Атеистического общества Москвы Александр Никонов. Ведь землю под строительство церквей город выделяет бесплатно, а строительство ведется за счет добровольных пожертвований.

«Я помню, как строился храм Христа Спасителя. Тогда деньги выдавливались из московских предпринимателей с выкручиванием рук, ног и души. Та же история имеет шанс повториться и сейчас, потому что денег, наверняка, не хватит, потому что их всегда не хватает, а предприниматели не такие дурачки, чтобы их выбрасывать», — считает Никонов.

С чужой колокольни

По результатам опроса Фонда общественного мнения, православными считают себя 64 процента россиян, остальные граждане относят себя к другим вероисповеданиям либо называют неверующими. Причем большинство российских православных посещают церковь лишь несколько раз в год.

«Это массовое строительство бессмысленно, народ не ходит в храмы. Мне недавно написали, кажется, из Череповца. Там построили огромный храм, который стоит пустой, заполняется только по праздникам. Зачем сотни пустых помещений, которые отапливаются, я совершенно не понимаю», — комментирует ситуацию глава московских атеистов.

Представители других конфессий не возражают против массовой православной застройки Москвы, однако их беспокоит игнорирование интересов их прихожан. Рядовые же москвичи считают, что Москва сегодня больше нуждается в строительстве новых больниц, поликлиник, школ, детских садов, образовательных и спортивных центров, нежели в храмах.

Читайте также:  Технология строительстваТехнология строительства каркасного дома поэтапно

«Оттого, что будут строить красивые компактные храмы, мы никакого дискомфорта не чувствуем. Мы же не испытываем дискомфорта из-за того, что строят очень много магазинов. Но Россия является многонациональным и многоконфессиональным государством, и кроме наших православных братьев в храмах нуждаются и мусульмане, и буддисты, и представители других религий», — заметил муфтий Москвы и Центрального региона Альбир Крганов. По его словам, в Москве не хватает пяти небольших мечетей. Их недостаток ощущается во время пятничных служб: в имеющиеся четыре московских мечети вмещаются только 10 тысяч мусульман, а еще 15-20 тысяч человек вынуждены молиться на улице.

Глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской, член Общественной палаты Сергей Ряховский соглашается, что церкви в городе должны распределяться по всем религиям и конфессиям равномерно, исходя из числа имеющихся прихожан. «Для меня принципиально важно, чтобы не было перекосов в пользу одной очень уважаемой конфессии», — подчеркнул Ряховский. По его словам, за 24 постсоветских года московским протестантам землю под строительство храма выделяли раз или два.

МОНИТОРИНГ СМИ: Фонд строительства 200 храмов обвинили в “благочестивой провокации”. Московское движение “За парк” рассматривает сообщение “Интерфакс-Религия” о якобы поддельных подписях против строительства храма РПЦ МП как провокацию

Представители московского общественного движения “За парк”, участники которого выступают против строительства православной церкви на Ходынском поле, утверждают, что на них, на чиновников Северного административного округа столицы и на жителей района оказывается давление со стороны “Фонда 200 храмов”. При этом они отмечают , что это давление “перешло в плоскость грязных технологий”. Об этом говорится в открытом письме движения “Благочестивая ложь Фонда 200 храмов”, поступившем в редакцию NEWSru.com.

Напомним, что Фонд “Поддержки строительства храмов города Москвы” был учрежден в январе 2010 года Финансово-хозяйственным управлением РПЦ по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Фонд ставит своей задачей аккумулирование “средств, поступающих в виде добровольных взносов, пожертвований и направление их на финансирование строительства храмовых комплексов”. Фонд активно выступает за осуществление проекта постройки двухсот быстровозводимых храмов в “спальных” районах столицы, за что его нередко называют “Фонд 200 храмов.

Поводом для открытого письма стала информация, опубликованная 21 января порталом “Интерфакс-Религия”. В ней говорилось о том, что жители жилого комплекса “Гранд-палас” якобы стали жертвами обмана со стороны лиц, выступающих против возведения храма на Ходынском поле.

“Несколько жителей Ходынки получили письма из префектуры САО с ответом на обращение к мэру Москвы, которое они не подписывали. В обращении содержался протест против возведения на Ходынском поле храма в честь преподобного Сергия Радонежского”, – сообщили порталу в пресс-службе Фонда поддержки строительства 200 храмов Москвы.

По слова представителя Фонда, люди считают, что их подписи под обращением подделали, чтобы сформировать у городской власти неверное представление об отношении людей к возрождению святыни.

В фонде заявили также, что реальное противостояние строительству оказывает лишь немногочисленное движение “За парк”. Однако чтобы учесть и эти мнения, Москомархитектурой рассматривается вариант размещения святыни за границами проектируемого парка.

Со своей стороны, движение “За парк” рассматривает сообщение, опубликованное порталом “Интерфакс-Религия”, как провокацию и как часть нового потока дезинформации “по продавливанию строительства религиозного объекта в конфликтном месте”.

“Жители Ходынки действительно массово отправляли письма (именные, с указанием паспортных данных и прописки) мэру Москвы и чиновникам САО, где сообщали о подлоге: сборе подписей по всему САО за строительства церкви на Ходынке и выдаче их за подписи жителей Ходынки. По данному факту от “Фонда 200” мы не исключаем умышленной подделки обращений от имени жителей со стороны неизвестных нам недобросовестных лиц с целью дезориентировать чиновников г. Москвы и опорочить несколько тысяч жителей, активно протестующих против строительства храма и сформировавших движение “За парк” для борьбы с застройкой парка”, – говорится в открытом письме.

“Не удивляет и тот факт, что все якобы “фальшивки” сразу же оказались в руках именно “Фонда 200 храмов” и тут же были переданы в СМИ. В условиях полного отсутствия поддержки у местных жителей лоббистам строительства церкви не остается ничего иного, как прибегать к грязным информационным технологиям. Материал “Интерфакс-Религия” по конфликту на Ходынке вновь обладает всеми признаками бездоказательной тенденциозной “заказухи”, – отмечается в документе, по мнению авторов которого подобный материал нацелен “на новую попытку эскалации конфликта с местными жителями и чиновниками САО”.

Как утверждается в письме, это не первая попытка “информационной заказухи” от “Фонда 200”. Ранее, в октябре 2013года Фонд распространил ложную информацию о так называемом “Ходынского стоянии” – религиозном митинге на Ходынке за строительство церкви, в котором якобы приняли участие 1500 человек.

Между тем в распоряжении движения “За парк” есть не только реальные данные – собственная фото и видеосъемка, – но и официальная справка из префектуры САО, согласно которой количество участников не превышало 100 человек. При этом в основном это были гости района, доставленные на митинг на автобусах. Письма движения “За парк”, адресованные Фонду и порталу и “Интерфакс-Религия” с требованием по опровержению лжи остались без внимания, говорится в письме.

В то же время движению “За парк” стало известно, что в течение двух последних месяцев на имя мэра Москвы, префекта САО, главы управы района “Хорошевский”, жителями Ходынки были отправлены несколько сотен именных писем о фактах подлога сбора “подписей за церковь”. Это стало реакцией на сбор подписей под неким обращением за строительство храма на Ходынке, который однако среди самих 12 тысяч жителей района на самом деле не проводился.

Напротив, в декабре 2013 года в ходе социологического опроса на сайте жителей Ходынки grandpark.org 90,2% респондентов, проживающих в домах на территории этого района. выразили свой протест против строительства церкви в проектируемом парке. При этом для обеспечения максимальной объективности опроса и исключения участия в нем “ботов” и “троллей”, предложение участвовать в нем поступило всем реально существующим подписчикам – жителям Ходынки. Новая регистрация и накрутки были исключены, отмечается в открытом письме.

Движением “За парк” было собрано свыше 5 тыс. подписей реальных жителей Ходынки против строительства церкви в парке. Сбору подписей предшествовали два массовых митинга жителей, подробно и объективно освещенных светскими СМИ.

Авторы письма утверждают также, что численность группы, активно лоббирующей строительство храма в конфликтном месте, составляет не более 20 человек из местных жителей и 2 человек со стороны “спонсоров” проекта. “При отсутствии поддержки у местных жителей настоятель общины Василий Биксей прибегает к помощи сторонних организаций и граждан, активно накручивая число сторонников строительства церкви на Ходынке”, подчеркивается в письме.

В Москве нет ни одной площадки, где строительство церквей по программе 200 не встречает ожесточенного сопротивления, пишут его авторы. “Тактика лиц и религиозных групп, лоббирующих строительство в Москве храмов в конфликтных местах, сводится к следующему: выдать любых неизвестных граждан – сторонников строительства церкви – за местных жителей и кратно завысить их число. В задачи также входит переброска людей и ресурсов между конфликтными точками. Митинг “Ходынское стояние”, организованный религиозными группировками при участии “Фонда 200”, предварялся фактически угрозами, причем в адрес не только жителей микрорайона, но и представителей власти, не согласных со строительством церкви. А в сентябре 2012 года в ходе митинга жителей на Ходынском поле, были избиты и попали в больницу два активиста движения “За парк”, говорится в письме. Более подробная информация об этом инциденте, как сообщают авторы, содержится в публикации агентства Ridus.ru.

Как отмечается в письме, сегодня исполнительная власть столицы по решению мэра Москвы проводится архитектурный конкурс по проекту будущего парка, полностью исключающего возведение каких-либо капитальных сооружений на проектируемой территории. “Мы, жители Хорошевского района, приветствуем решение властей создать парк на Ходынском поле. Сейчас, после того как жители в результате двухлетней кропотливой работы сумели наладить диалог с властями и добиться конструктивных шагов по решению многолетней проблемы Ходынского поля (парк здесь запланирован еще в 2002 году), вновь предпринимаются попытки эскалации конфликта и снова в него вовлекаются сторонние деструктивные религиозные силы, не имеющие отношения к нашему району”, – говорится в письме.

“Эскалация противостояния абсолютно неуместна. Мы осуждаем новый виток дезинформации, исходящей от “Фонда 200 храмов”. Необходимо найти мирное, компромиссное решение и не допускать раздоров между жителями, властью и религиозными общинами”. – заявляют авторы документа.

Движение “За парк” объединяет “гражданских активистов, единомышленников, неравнодушных к угрозе застройки и уничтожения парковых и озелененных территорий Москвы”. Центральный объект борьбы участников движения – проектируемый парк “Исторические ландшафты Москвы” на Ходынском поле.

“Мы считаем, что подобно множеству других столиц и больших городов мира, Москва должна сохранять, создавать и развивать парки и озелененные территории, чтобы стать, по возможности, более комфортной средой обитания для своих жителей”, – говорится в “манифесте” движения, размещенном на его сайте.

В Москве создали движение против градостроительной политики власти

70 инициативных

Коалицию по защите прав на землю и благоприятную окружающую среду создали более 70 инициативных групп, общественных организаций и движений Москвы и Подмосковья, борющихся с незаконной застройкой парков, а также муниципальные депутаты, эксперты в сфере экологии, права, городского управления. В это объединение вошли градозащитники из наиболее активных протестных точек: защищающие природу в Раменках, парке Дружбы, парке «Кузьминки», лесопарке «Кусково», Нагатинской пойме, Мневниковской пойме, на Крылатских холмах, в Серебряном Бору, на Ходынке. Присоединилась к ним и инициативная группа, которая выступала против установки памятника князю Владимиру на Воробьевых горах. Недовольство коалиции вызывают также планы по строительству памятника князю Владимиру в охранной зоне ЮНЕСКО между домом Пашкова и московским Кремлем.

У организации нет управляющего органа и юридического лица, свои вопросы она решает без съездов и собраний — через рассылку по электронной почте или встречаясь на акциях. Члены коалиции принципиально отказались от привычных атрибутов организации. Коалиция — горизонтальная структура, поскольку существование органа управления чревато внутренними конфликтами и борьбой амбиций участников, объясняет РБК член коалиции, муниципальный депутат Лефортово Александра Андреева. «Это наша позиция — не формализовать свою работу. Много общественных организаций начинались снизу, но в какой-то момент стали заниматься исключительно вопросами регламента. Мы так не хотим», — говорит Андреева.

По словам депутата, в Москве кристаллизуется гражданское общество вокруг градостроительных проблем, что показали события в «Торфянке» и парке Дружбы, поэтому вопрос об объединении встал сам собой. «У Москвы очень неплохое градостроительное законодательство, но оно категорически не исполняется чиновниками, — говорит Андреева. — По моим оценкам, 95% строек в Москве ведется незаконно, поэтому вопрос объединения тех, кто недоволен таким положением вещей, был лишь вопросом времени». По ее прогнозам, вскоре в коалиции может оказаться больше сотни инициативных групп.

Представитель коалиции так сформулировал корреспонденту РБК комплекс проблем, с которыми ведут борьбу участники объединения: «Игнорирование федерального и московского законодательства, нарушение имущественных прав граждан, разрушение Москвы как сложившегося, созданного и спланированного города с многовековой историей, земельный передел и уничтожение природы».

Ходынский опыт

На минувшей неделе представители коалиции направили в прокуратуру Москвы обращение с просьбой провести проверку столичных чиновников, которые запланировали строительство многофункционального центра (МФЦ) на Ходынском поле. 17 октября местные жители и участники коалиции провели очередной митинг, на который пришли несколько сотен человек. Эта акция запустила уже третью за последние три года кампанию против попыток застроить Ходынское поле. Инициативные москвичи с Ходынки — в числе самых активных участников коалиции по защите прав на землю.

«Видите метро на этом плане? Вот эти две красные точки, — очерчивает круги на стенде с будущими вестибюлями метро «Ходынское поле» один из лидеров столичного движения «За парк!», Олег Ларин. — Так вот, вместе с метро чиновники хотят построить тут многофункциональный центр с гостиницей, магазинами и ресторанами. Все это на территории парка с нарушениями всех возможных процедур!»

Протесты на Ходынке начались в 2012 году, когда компания «Ингеоком» запланировала строительство на месте парковой зоны многофункционального комплекса «Атриум». После того как против этого выступили местные жители, от своих планов компания отказалась.

Вскоре столичные власти объявили конкурс на разработку концепции парка. В декабре 2014 года мэрия одобрила проект, который предполагал, что парк будет разбит на 29 га. Строительство парка еще не началось, но от застройщиков отбоя нет, говорит Ларин.

В том же 2013 году активисты, объединившиеся в инициативную группу «За парк!», выступили против возведения в парке по программе «200 храмов» церкви в честь преподобного Сергия Радонежского взамен снесенного на этом месте в 1917 году религиозного объекта. По мнению местных жителей, его возведение было незаконно. После серии митингов строить храм решили за пределами парковой зоны, но все на том же Ходынском поле. В июле 2015 года эти работы были признаны самостроем — соответствующее письмо Ларину пришло от столичного Объединения административно-технических инспекций (ОАТИ).

В начале октября 2015 года жители начали борьбу против строительства 30-метрового здания МФЦ площадью 18 тыс. кв. м. Власти, говорит Ларин, ради МФЦ хотят уменьшить территорию парка на 4 га.

В конце сентября глава Москомстройинвеста Константин Тимофеев подтвердил, что Градостроительно-земельная комиссия Москвы действительно одобрила возведение МФЦ у вестибюля строящегося метро «Ходынское поле». Если планы столичных чиновников реализуются, речь может идти о ликвидации всей восточной части парковой зоны. «При этом изъятие территории из состава парка было произведено без проведения общественных слушаний, которые должны проводиться по закону», — отмечает Ларин.

Бои за «Торфянку»

Структурировать протест и объединиться активисты решили еще летом, когда вовсю развивался скандал вокруг планов столичных властей и Московского патриархата Русской православной церкви (РПЦ) построить очередной быстровозводимый храм — в парке «Торфянка» в Лосиноостровском районе.

18 июня в парк приехала строительная техника, а сопровождать ее пришли несколько десятков крепких молодых людей из православного молодежного движения «Сорок сороков». Им навстречу из соседних к парку домов вышли местные жители, они разбили на месте площадки под строительство палаточный лагерь и заявили, что не уйдут с места, пока строители и техника не покинут парк.

По мнению активистов, районная управа провела с грубыми нарушениями общественные слушания по вопросу строительства храма и, по сути, сфабриковала их результаты: местных жителей, как они утверждали, не пригласили на слушания. Они подали в суд на управу района, судились с представителями РПЦ и застройщиками.

Местные жители и православные активисты несколько дней подряд обвиняли друг друга в провокациях. В ситуацию вмешался патриарх Кирилл, который призвал всех разойтись и дождаться решения райсуда о законности общественных слушаний. Противники храма провели митинг, на который пришли около тысячи человек, а освещать его приехали практически все городские телеканалы и журналисты федеральных СМИ.

В итоге активисты отозвали свой иск к управе и представителям РПЦ, а в церкви в конце июля заявили, что готовы рассмотреть вопрос о переносе храма в другое место. «Ситуация в «Торфянке» стала хорошим поводом объединиться и вывести протест на более высокий уровень, городской», — объяснил РБК один из участников коалиции, активист Сергей Куропкин.

Читайте также:  Открытие магазина одежды vanishing elephant с необычным дизайном

Коллективные действия

«Коалиция, конечно, структура неоднородная, но мы стараемся обмениваться опытом, подключать к локальным протестам людей из других районов», — рассказывает Ларин. По его словам, активисты по всей Москве помогают друг другу юридически и административно. Для удобства работы они подготовили карту всех протестных точек Москвы, которые активисты ранжируют в зависимости от конфликтности ситуации и ее развития.

В планы коалиции, по словам ее участников, входит не только уличная и судебная активность, но и изменение законодательства. Представители коалиции будут настаивать на внесении поправок в Градостроительный кодекс, которые запретили бы возводить тот или иной объект в городе без разрешения местных жителей.

Технически, говорит Андреева, это может быть реализовано через публичные слушания проектов: сейчас они имеют рекомендательный характер. «Необходимо, чтобы запрет жителей обязывал чиновников остановить стройку, — настаивает депутат. — Люди имеют право решать, в какой среде обитания они находятся».

В коалиции также будут настаивать на запрете на снос дореволюционных строений, уплотнительной застройки и расширения ее площади по сравнению с предыдущей застройкой. «Надо сделать так, чтобы строить можно было не больше того, что было на месте строительства. Если был трехэтажный дом, значит, вместо него должен стоять трехэтажный дом», — уверена Андреева.

Многие из участников коалиции в разных районах Москвы не ограничиваются гражданским протестом. Столкнувшись с городскими проблемами, они решили развить и политическую активность. «Люди увидели, как ведут себя чиновники, как ведут себя депутаты, что они сидят и ничего не дают, как происходит рейдерский захват нашего парка, — рассказывает РБК защитница парка Дружбы Елена Баркова. — Все это развило у них политическую позицию». Она не исключает, что некоторые активисты могут принять участие в предстоящих выборах в Госдуму в сентябре 2016 года в качестве наблюдателей.

Политолог Михаил Виноградов считает, что градостроительная политика — хорошая возможность для жителей Москвы реализовать свою гражданскую активность на фоне «засушливой» политической ситуации в Москве. Столица, по его мнению, существует без политической повестки дня, и у активистов, которые создают коалицию, есть возможность эту повестку дня сформировать.

Горожане против строительных планов правительства Москвы

Наиболее известные объекты и территории, которые гражданские активисты защищают от застройки, одобренной столичными властями

Памятник князю Владимиру на Боровицкой площади

В начале сентября Московская городская коалиция инициативных групп начала кампанию против установки памятника князю Владимиру на Боровицкой площади рядом с Московским Кремлем, который входит в число объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Решение об установке памятника на Боровицкой площади Мосгордума одобрила 8 сентября. По мнению активистов, установка 25-метрового памятника в охранной зоне ЮНЕСКО нарушит универсальную ценность архитектурного ансамбля. Ранее памятник князю Владимиру планировалось установить на Воробьевых горах, но после того как против этого выступили жители и депутаты района Раменки, чиновники решили перенести монумент в другое место.

Ходынское поле

Протесты против застройки парка на Ходынском поле на севере Москвы длятся с 2012 года. Сначала компания «Ингеоком» планировала построить в парке многофункциональный комплекс «Атриум», но под давлением местных жителей отказалась от своих планов. В 2013 году активисты, объединившиеся в инициативную группу «За парк!», выступили против возведения в парке храма в честь преподобного Сергия Радонежского — в результате храм решено строить за пределами парковой зоны. В 2015 году московские чиновники решили возвести многофункциональный центр рядом со строящейся на территории парка станции метро «Ходынское поле», и 17 октября активисты провели митинг протеста. В движении «За парк!» считают, что МФЦ уничтожит всю восточную часть парка.

Парк «Березовая роща»

Активисты движения «За парк!» также протестуют против реконструкции парка «Березовая роща», расположенного между станциями метро «Полежаевская» и «Сокол». Они поддерживают местных жителей, которые не согласны с планами чиновников построить в парке велодорожки, танцевальные площадки и другие объекты городской инфраструктуры. Жители считают, что в ходе реконструкции будут вырублены деревья.

Парк Дружбы

Жители домов возле Парка Дружбы в районе станции метро «Речной вокзал» с августа борются против строительства футбольного поля. 18 августа активисты вынудили покинуть парк рабочих и строительную технику, которые уже начали копать котлован, и разбили на месте предполагаемого строительства палаточный лагерь. Впоследствии полиция разогнала лагерь и задержала несколько активистов, но местные жители продолжают проводить акции протеста.

Раменки

В западном районе Раменки с августа 2015 года проходят акции протеста в связи с планами строительства автомобильной дороги. Дорогу планируется построить перпендикулярно Мичуринскому проспекту в направлении Парка имени 50-летия Октября. Активисты утверждают, что застройщики проезда нарушают санитарные нормы при строительстве — дорога проходит рядом со школой.

Святейший Патриарх Кирилл совершил освящение храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле

22 октября 2017 года, в Неделю 20-ю по Пятидесятнице, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле и Божественную литургию в новоосвященном храме.

Его Святейшеству сослужили: архиепископ Солнечногорский Сергий, руководитель Административного секретариата Московской Патриархии; епископ Бронницкий Парамон, наместник Донского ставропигиального мужского монастыря, управляющий Северным и Северо-Западным викариатствами; протопресвитер Владимир Диваков, секретарь Патриарха Московского и всея Руси по г. Москве; протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства; протоиерей Сергий Дикий, благочинный Всехсвятского округа; протоиерей Сергий Куликов, благочинный Знаменского округа; протоиерей Василий Биксей, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле; протоиерей Андрей Марущак, клирик кафедрального соборного Храма Христа Спасителя; духовенство Мукачевской епархии и г. Москвы.

Богослужение посетили: депутат Государственной Думы ФС РФ, советник мэра Москвы и советник Патриарха Московского и всея Руси по вопросам строительства В.И. Ресин; председатель Комитета по международным делам Государственной Думы ФС РФ Л.Э. Слуцкий; руководитель Департамента национальной политики и межрегиональных связей г. Москвы В.И. Сучков; префект Северного административного округа В.И. Базанчук; глава управы Хорошевского района Северного административного округа Д.С. Филиппов; внук героя Советского Союза, летчика-испытателя В.П. Чкалова В.И. Чкалов; главный тренер хоккейной команды ЦСКА И.В. Никитин; благотворители, строители и благоукрасители храма на Ходынском поле.

Богослужебные песнопения исполнили хор Московской духовной академии под управлением иеромонаха Нестора (Волкова), хор храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле (регент — К.В. Гасанова) и детский приходской хор «Ходынские ромашки» (регент — У.В. Литвиненко).

На телеканале «Союз» шла прямая трансляция Патриаршего богослужения.

На малом входе «во внимание к особым трудам по строительству храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле и за достойное преодоление многих скорбей и бед на этом славном пути» Святейший Патриарх Кирилл наградил настоятеля означенного храма протоиерея Василия Биксея очередной богослужебной наградой — правом ношения палицы, а также внеочередной наградой — правом ношения креста с украшениями.

После сугубой ектении Святейший Патриарх Кирилл вознес молитву о мире на Украине.

За Литургией Предстоятель Русской Православной Церкви рукоположил диакона Владимира Матвеева, клирика храма святых бессребреников Космы и Дамиана в Космодемьянском, в сан священника.

Проповедь перед причастием произнес протоиерей Сергий Тарасов, клирик храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле.

По окончании Литургии настоятель новоосвященного храма Василий Биксей приветствовал Святейшего Патриарха Кирилла и преподнес Его Святейшеству икону преподобного Сергия Радонежского.

Предстоятель Русской Церкви обратился к участникам богослужения с Первосвятительским словом:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня 20-е воскресенье по Пятидесятнице, и в этот день за Божественной литургией читается Евангелие, в котором повествуется о чудесном воскрешении сына наинской вдовы (Лк. 7:11-16). В только что прозвучавшей проповеди об этом было достаточно много сказано. Скажу лишь, что именно в чуде воскрешения сына наинской вдовы в полной мере проявила себя любовь Господа к людям.

Господь — Сын Божий и Сын Человеческий — есть воплотившееся Божественное Слово. В Его любви, которая запечатлена в конкретном историческом событии, мы видим проявление любви Божественной.

Святой Никодим Святогорец, рассуждая на тему Божественной любви, сказал, что человеческая любовь имеет свою меру и свой предел, а любовь Божественная предела не имеет. Эти слова удивительно точно отражают то, что происходит между людьми, когда их соединяет любовь. Очень часто мера этой любви оказывается очень небольшой. Молодые люди полюбили друг друга и, казалось бы, жить друг без друга не могут, но проходит время, и сила любви ослабевает настолько, что, став мужем и женой, они расстаются, нередко оставляя сиротами, при живых родителях, собственных детей.

От чего же зависят мера и предел человеческой любви? Мы ведь знаем и другие примеры, — когда люди рука об руку идут по жизни до самого гроба. В таких случаях смерть одного из супругов становится действительно трагедией для другого, даже на склоне жизни. Какие яркие чувства, какая сила, какое страдание от потери близкого человека! И кто поставляет этот предел, кто обозначает меру человеческой любви?

Ответ на этот вопрос очень простой: сам человек определяет меру своей любви и поставляет ей предел. Почему же одни пребывают в любви до гроба, а другие, прожив 5-10 лет, расстаются без всякого сожаления? Не полюбили друг друга? А радость, а слезы, а восторг? Неужели бутафория или все же реальное проявление чувств? Конечно, реальное! Почему же любви хватило так ненадолго? И ответ заключается в том, что человек сам определяет не только меру и предел своей любви, но и меру и предел своего счастья.

Сегодня люди очень поглощены заботой о том, чтобы внешняя жизнь была благополучной. На это тратится бОльшая часть нашего времени, наших ресурсов, нашей нервной системы. Все работает ради того, чтобы обустроить жизнь благополучно, и мало кто думает, что и в условиях полного благополучия человек может достигнуть предела и исчерпать меру своей любви, а в результате оказаться глубоко несчастным.

Я давно не был здесь, на Ходынском поле. Посмотрите внимательно — какие построены замечательные дома, магазины, спортивные комплексы! Все для того, чтобы человек в этой жизни был благополучным. Но если бы нам было дано увидеть, что происходит в этих домах, как там живут люди, насколько велика мера любви? Тогда мы бы увидели реальную жизнь — не фасады, а реальность; и мы бы убедились, что благополучие и счастье менее всего зависят от внешних условий (хотя, конечно, никто не говорит, что о внешнем обустройстве жизни не надо думать).

Церковь Божия, в отличие от всех других институтов, заботится о том, чтобы мера любви была велика и чтобы предел любви не могла положить даже смерть. А значит, Церковь заботится о самом главном — о человеческом счастье. Но поскольку виновником человеческого несчастья является темная сила, то все труды, которые Церковь совершает, воспитывая людей в полной мере любви, наталкиваются нередко на очень жесткое сопротивление.

Не стал исключением и этот храм, который был задуман как наследник храма, построенного еще до революции здесь, на Ходынском летном поле, на месте, связанном с именами выдающихся русских воздухоплавателей и советских летчиков. Чтобы здесь был храм, в котором совершалась бы молитва о наших героях неба. Чтобы здесь был храм, в котором людей учили бы тайне человеческого счастья. Чтобы здесь были не только магазины и места увеселения, но и место, куда человек может прийти и подумать о самом главном, научиться самому главному. Многие из участвовавших в строительстве этого храма знают, с какими невероятными трудностями, с каким сопротивлением пришлось столкнуться тем, кто захотел возродить старый храм в память о воздухоплавателях и летчиках — как место молитвы, как место обучения самому главному навыку жизни — навыку любви.

Не только здесь, но и в других местах вдруг неожиданно возникает сопротивление. Казалось бы, кому мешают храмы? Мы вспоминаем страшную эпоху богоборчества — кому тогда мешали уже закрытые храмы? Но их взрывали, чтобы и памяти не осталось. Даже чисто утилитарно их не всегда хотели использовать — именно взрывали, чтобы исчезла память о храмах Божиих. Разве эта злоба от людей? Нет, она от иной силы, и Церковь призвана преодолевать тяготение этой силы и нести людям слова правды, утешения, поддержки, а самое главное — силу благодати Божией, которая способна увеличить меру любви в человеческой жизни.

А ведь любовь — это и есть подлинное счастье, ибо Бог есть любовь. И как важно, чтобы люди проникались этим сознанием, чтобы мы, устремляясь к внешнему благополучию, никогда не разрушали основ своей духовной жизни, а значит, подлинного счастья.

Я всех вас, мои дорогие, поздравляю с сегодняшним воскресным днем и с освящением этого храма. Я благодарю отца Василия, благодетелей, всех, кто поддерживал строительство. Я знал о практически всех ваших трудностях и в меру сил делал все для того, чтобы эти трудности снять. Но, думаю, главной силой, которая помогла вам всё преодолеть, была сила Божия. Господь восхотел, чтобы на этом историческом месте, в память о героях и в назидание современникам, был воздвигнут величественный белокаменный храм.

Пусть Господь поможет нам — через молитву в храмах града Москвы, через размышления над Словом Божиим, через формирование в себе способности хотя бы раз в неделю отстраниться от суеты мира и подумать о самом главном, — делать реальные шаги навстречу Богу, навстречу счастью, навстречу своей любви. Да хранит вас всех Господь! Аминь».

В дар новоосвященному храму Святейший Владыка передал Албазинскую икону Божией Матери «Слово плоть бысть».

Верующим были вручены иконки преподобного Сергия Радонежского с Патриаршим благословением.

Во внимание к помощи в строительстве храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле Патриарших наград были удостоены:

  • первый заместитель генерального директора «ЮэСэМ Менеджмент» П.А. Митрофанов — ордена преподобного Сергия Радонежского II степени;
  • генеральный директор ООО «СМУ-55» Д.Е. Павлов — ордена преподобного Серафима Саровского III степени;
  • архитектор, профессор Московского архитектурного института С.Я. Кузнецов — Патриаршего знака храмостроителя.

Храм преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле был построен в 1893 г. для войск Московского гарнизона. В 1920-е гг. по решению Московского политотдела Красной Армии храм был снесен. По мнению ряда историков, этот храм стал первым в череде святынь, уничтоженных большевиками.

Новый каменный храм на 1000 человек, спроектированный в стиле псковской архитектуры XII-XIII веков с пятью главами и звонницей, создан в рамках реализации Программы строительства православных храмов в городе Москве. Автор проекта — профессор Московского архитектурного института С.Я. Кузнецов. Храмовый комплекс на Ходынском поле включает храм-часовню Архангела Гавриила в память погибших героев-авиаторов, так как на Ходынском поле находился первый испытательный и гражданский аэродром России. При испытании новой авиатехники здесь погибли десятки авиаторов, в том числе Герой Советского Союза Валерий Чкалов. Верхний престол нового храма освящен в честь преподобного Сергия Радонежского, нижний — в честь Рождества Иоанна Предтечи.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Ссылка на основную публикацию