Опыт Берлина используют для проекта «Большая Москва»

Иностранный опыт: Как создаётся «Большой Париж»

Проект «Большой Москвы», уверены в мэрии, идеологически очень близок парижской агломерации, создание которой началось в 2012 году, — The Village сравнил план расширения двух столиц.

1 июля Москва официально увеличилась в два раза — но, кроме того, что географический центр новой агломерации расположен где-то в районе Южного Бутова, известно по-прежнему немногое. План развития «Большой Москвы» должен быть создан согласно опыту других мегаполисов мира, а за основу основ взяли французский проект городской агломерации «Большой Париж». «По идеологии, стоимости, масштабам и значимости проекты действительно очень похожи», — заявил не так давно Сергей Собянин. Французский проект сейчас находится в стадии осуществления: его разработали при Саркози в 2007–2010 годах, и новоизбранный президент Франсуа Олланд подтвердил намерение продолжать финансирование. «Большая Москва» формально тоже стала реальностью, однако за прошедший год чёткого плана её реализации так и не появилось.

Название

Проект расширения французской столицы чаще всего называют «Большой Париж» — отсюда возникла и московская аналогия, хотя это не совсем точно. Во-первых, «Гран Пари» — это скорее «Великий Париж», поэтому, например, англичане переводят название как Great Paris. А во-вторых, официально проект пишется Le Grand Pari(s), где последняя «s» берётся в скобки — очевидная игра слов, отсылающая ещё и к большому пари, амбициозному вызову.

Утверждённого названия у Москвы нет. В официальных источниках и на сайте мэрии говорят о «новой Москве» или столичном федеральном округе, как изначально заявил президент Медведев. В прессе же чаще всего употребляется термин «Большая Москва».

Принцип агломерации

В 2007 году президент Николя Саркози заявил о необходимости создать большой, или великий, Париж — глобальную современную метрополию. Перестройка затрагивает городскую периферию во всех направлениях. План преобразования рассчитан поэтапно на 20, 30, 40 лет, а в основе проекта лежат три ключевых принципа: соответствие Киотскому протоколу, интеграция пригородов, создание и переформирование транспортной инфраструктуры. Французские власти особо подчёркивают, что агломерация должна связать богатые районы и бедные, открыть эмигрантские гетто и создать тысячи рабочих мест.

17 июня 2011 года президент Медведев предложил расширить границы Москвы. По его словам, это необходимо для развития мегаполиса, причём одна из главных заявленных целей — вывести из центра столицы органы законодательной, представительной и исполнительной власти, а также развивать финансовый центр РФ. Мэру Сергею Собянину и губернатору Борису Громову понадобилось меньше месяца, чтобы прочертить новые границы двух регионов. Что моментально вызвало шквал критики и разочарования.

Конкурс проектов

Проект комплексного развития Парижа предполагал конкурсную основу, которая отличается от традиционной. Саркози заявил о необходимости консультации мирового масштаба — серии исследований с участием не только архитекторов и урбанистов, но и географов, социологов, экологов и даже философов. 5 марта 2008 года начался приём заявок, причём подавать их могли только мультидисциплинарные команды. Качество работ контролировал специально созданный учёный совет во главе с Полем Шеметовым, известным архитектором, кстати, русского происхождения.

Проект Groupe Descartes предполагает создание 20 новых городов Команда Ричарда Роджерса делает упор на экологию Бюро Кристиана де Портзампарка перемежает высотки с парками

Свои проекты подготовили Жан Нувель, Кристиан де Портзампарк, Ричард Роджерс и другие именитые архитекторы.

Для начала участники конкурса должны были объяснить, что такое метрополия XXI века и как её можно построить в условиях Киотского протокола. Следующая задача была более конкретной — провести «стратегическую диагностику» территории «Большого Парижа». Это значит, с одной стороны, точно очертить его не вполне определённые на то время границы, а с другой — выдвинуть конкретные предложения по обеспечению пространственной, социальной и функциональной целости территории. 11 декабря 2008 года десять отобранных команд представили окончательные результаты по теме посткиотской метрополии. К 12 марта 2009 года уже были готовы решения, которые выставлялись в музее архитектуры, обсуждались в центре Помпиду и регионах и в конце концов появились во французском павильоне Венецианской архитектурной биеннале. После этого все десять команд были объединены в Atelier International du Grand Paris — на основе их совместных решений в 2013 году должен быть представлен новый генеральный план города.

В Москве конкурс был объявлен 13 января 2012 года и организован в полном соответствии с парижской моделью. В финал вышли десять команд, но до сих пор не вполне понятно, каким именно образом будет строиться дальнейшая работа. Как ранее говорил главный архитектор Москвы Александр Кузьмин, к сентябрю должен быть сформирован некий единый авторский коллектив для создания итоговой концепции, которая «задаст параметры» для будущего Генплана — на его создание уйдёт ещё два года.

Власть и смена президента

Соперничество федеральных, городских и пригородных властей — неизбежный элемент любого процесса агломерации. Для Парижа этот момент был критическим: правый президент и парламентское большинство противостояли левым мэру Парижа и главе региона Иль-де-Франс. Это вылилось и в противостояние проектов развития, что сильно тормозило процесс. В июне 2010 года французский парламент одобрил, наконец, закон о «Большой Париже», была создана компания La Société du Grand Paris, ответственная за разработку проекта транспортной сети и его последующую реализацию.

Полная реализация проекта будет стоить 38 миллиардов евро.

Минувшей весной многие всерьёз были обеспокоены судьбой «Большого Парижа», когда на смену вдохновителю проекта Николя Саркози пришёл социалист Франсуа Олланд — аналитики прогнозировали сокращение финансирования и меньшее внимание к проблемам столицы. Однако, согласно последнему заявлению, Олланд поддержит и продолжит проект, сменится лишь его непосредственный управляющий. Ключевые перемены коснутся только органов самоуправления в пригородах. По плану Саркози, власти парижских регионов должны быть чётко подчинены единому центру — Олланд же делает ставку на децентрализацию и большую автономию периферийных органов власти.

Вертикаль власти не предполагает разногласий, да и рокировка премьер-министра с президентом в судьбе «Большой Москвы» ничего не изменила. Единственное очевидное затруднение — нежелание самих чиновников уезжать из центра и всяческое затягивание процесса. С точки зрения финансирования ограничения накладывает Олимпиада в Сочи 2014 года и чемпионат мира по футболу 2018-го.

Территория и люди

Существующий исторический Париж, в котором сейчас проживают лишь два миллиона человек, связывается в единую систему с периферией: Сен-Сен-Дени, Сен-э-Марн, О-де-Сен, Валь-де-Марн, Валь-д’Уаз, Эссон и Ивелин. Всего в новом регионе будут жить более 11 миллионов человек. Речи о вывозе государственных органов и, соответственно, переселении чиновников не идёт. Зато в интегрированных пригородах предполагается разветвлять систему местного самоуправления и создавать условия для притока горожан. Развитие региона должно быть полицентричным.

Плотность населения в регионе. Сложнее всего ситуация в историческом центре Парижа

Территория в 150 тысяч гектаров вплоть до границ с Калужской областью практически удваивает площадь столицы. Перевезти туда планируется около 2,5 млн человек. В первую очередь это чиновники и их семьи.

Транспорт

Чтобы построить полицентричную метрополию, пригороды необходимо связать между собой, поэтому именно транспорт в «Большом Париже» ставится во главу угла. Ещё на этапе конкурса каждая команда предложила собственное решение проблемы, неизменно укрепляющие связи между городами-спутниками. Транспортная система должна позволять передвигаться между окраинами так, чтобы не делать пересадку в центре. Кроме того, необходимо связать между собой три парижских аэропорта. Новый транспортный план, который удовлетворяет этим требованиям, предполагает постройку линий метро, прокладку дополнительных железнодорожных путей и модернизацию транспортных узлов, которые уже существуют. На всё это решили потратить 20 миллионов евро.

Транспортная система «Большого Парижа» должна быть готова к 2020 году.

Согласно программе, заявленной компанией Société du Grand Paris, в городе появятся три новых линии метро общей протяжённостью 175 километров. На них заработает 57 станций, 7 из которых будут соединены с железной дорогой TGV. Составы будут вмещать до 1 000 человек и ездить со средней скоростью 65 км/час, почти вдвое быстрее нынешних. Некоторые участки метро будут автоматизированы, а значит смогут работать круглосуточно. Новая транспортная система позволит жителям сэкономить больше 20 минут дороги из пригорода в пригород.

Хотя общей концепции ещё нет, транспортники с планами определились. Сокольническую ветку метро продлят до района Солнцево через Тропарево и Румянцево, Калужское шоссе расширят до 8–10 полос и построят на нём 4–6 новых развязок. Стройка начнётся в 2013 году. Кроме того, ведутся предпроектные работы по прокладыванию дороги Солнцево — Бутово — Видное, а «РЖД» готовится к организации маршрута Москва — Ново-Переделкино по Киевскому направлению. Всего на реконструкцию дорог планируется потратить 32,2 миллиарда рублей. Из уже сделанного: в прошлом ноябре в электричках был введён новый тип билетов «Большая Москва». Месячный абонемент стоит 1 040 рублей.

Застройка

Новое жильё — второй важный аспект плана «Большой Париж». Последние годы город переживает сильное перенаселение: при ограничении высоты зданий 36,9 метра и при площади города в 66 квадратных километров жилья решительно не хватает. В новых районах началась экологическая застройка, там стараются отказываться от типовых многоэтажек. Пока в «Большом Париже» выделено 10 кластеров по типу экономической специализации. Особое внимание уделяется району Сакле, который должен стать французской Кремниевой долиной.

Отдельный проект — реабилитация уже существующих, но совсем не привлекательных построек. Знаменитый Жан Нувель, скажем, предлагает строить поверх фасадов таких зданий прозрачные кубики-балконы с зелёными террасами. Экологическая линия вообще доминирует во всех конкурсных проектах: так, Ричард Роджерс мечтал засадить все крыши Парижа зеленью, превратив их в «зелёный ковёр», а Антуан Грумбах думал вытянуть агломерацию вдоль бассейна Сены в сторону Руана и Гавра.

Пока в плане заметен большой перевес в сторону жилищного строительства. Причём мэр Собянин хочет поделить город на три зоны с разной степенью застройки. Первая зона — между Бутовым и Солнцевым — станет урбанистической. Вторая, возле Троицка, образовательной — там появятся учреждения науки и культуры. Третья, за Троицком, превратится в район лесов и парков. Одновременно присоединяемые территории планируется разделить на 6 кластеров: административно-деловой с правительственным кварталом, финансово-деловой, университетский, медицинский, рекреационно-туристический и кластер инноваций.

Итоги и перспективы

Пять лет существования французского проекта Le Grand Pari(s) дают больше материала для оценки полезности инициативы Николя Саркози. По уровню транспортной загруженности и проблем развития Париж находился в более выигрышном положении, чем Москва, однако было очевидно, что проблемы устройства столицы необходимо решать срочно, в комплексе и по-новому. Глобальный взгляд Саркози на развитие города часто сравнивали с амбициозной переделкой Парижа в 50–60-х годах XIX века бароном Османном, когда фактически был создан сегодняшний исторический центр. Правда, проект «Большого Парижа» пошёл вразрез с последней генеральной линией развития столицы на децентрализацию, принятой в 1980-е при президенте Миттеране.

Главной неудачей Саркози называют то, что из всего заявленного начать осуществлять пока удалось только транспортный проект Le Grand Paris Express. Урбанистическая составляющая сильно запаздывает, архитектурное строительство осталось на том же уровне, что и в 2007 году. Но главным и бесспорным успехом оказалось то, что в дискуссию о будущем города включились все его жители.

Читайте также:  Сигнализация для дома — основные составляющие и принцип работы

С самого начала границы «новой Москвы» были прочерчены поспешно — многие эксперты говорят, это может стать роковой ошибкой в создании агломерации. Планы властей остаются очень туманными и постоянно меняются. Так, буквально через неделю после присоединения земель «источники, близкие к Кремлю» заявили, что переезда чиновников может не случиться вовсе, а депутаты Госдумы практически в открытую саботируют план переезда в посёлок Коммунарка.

“”Большая Москва” получится, если у нее будет хозяин”

Экс-министр правительства Франции, посвятивший шесть лет разработке и продвижению проекта “Большой Париж”, Морис Леруа будет работать советником вице-мэра Москвы по градостроительной политике на общественных началах. Первое интервью после назначения — “Огоньку”

— Расскажите, что вас связывает с Россией? В прессе вам даже коммунистическое прошлое вспоминали.

— В первый раз в России я побывал в прошлом веке. Мои родители работали на стройке гостиницы “Космос” (ее проектировала совместно команда советских и французских архитекторов.— “О” ), которая предназначалась для приема журналистов во время Олимпийских игр 1980 года. Отец работал инженером-строителем, мать — в секретариате. Помню, как я приехал в Москву их навестить, мне и двадцати не было, зимой 1978-1979 года. В ту зиму температура доходила до абсолютного рекорда за всю историю: минус 40 градусов. Помню, как отец ставил на ночь будильник, каждые два часа вставал, шел в гараж и заводил мотор в машине, чтобы аккумулятор не замерз. Это было что-то!

Ну а после я в Москве не был долгие годы. Хотя в прошлом я и вправду был коммунистом, особых связей с СССР никогда не имел: так, встречался с членами советских делегаций на ежегодных праздниках газеты “Юманите” под Парижем. В общем, вернулся я в Москву всего лишь два года назад.

С московским мэром Сергеем Собяниным я встретился примерно тогда же: в 2011 году в Париже принимал его в качестве министра города (специальный пост в правительстве Франции при президенте Саркози.— “О” ). Он был очень заинтересован проектом “Большой Париж”, и я организовал программу, в рамках которой он смог посетить деловой квартал “Дефанс”, встретиться с сотрудниками Государственного учреждения по благоустройству района (EPADESA). Побывал он и на плато Сакле, которое в рамках проекта “Большой Париж” должно стать крупнейшим в Европе научно-исследовательским центром.

Наконец, в прошлом году в Канне на международной выставке недвижимости я познакомился с заместителем мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Маратом Хуснуллиным. С ним подробно говорили о проектах “Большой Париж” и “Большая Москва”.

Потом Сергей Собянин пригласил меня вместе с руководителями по градостроительству Берлина и Мадрида, а также бывшим советником по транспорту американского президента Джимми Картера участвовать в жюри международного конкурса на концепцию “Большой Москвы”. Там мы снова встретились с Маратом Хуснуллиным. Думаю, именно тогда ему и Сергею Собянину пришла в голову идея обратиться ко мне с предложением стать советником по проекту “Большая Москва”.

— Вы работали в правительстве Никола Саркози на посту министра города. Чем ваш опыт может быть полезен московским властям?

— Давайте начнем с того, что должность министра города — это такая французская особенность. Министр города по большей части занимается проблемными кварталами в городских пригородах, которые испытывают серьезные социально-экономические трудности, где уровень безработицы выше, чем по стране в целом. В моем случае к этому добавились компетенции по проекту “Большой Париж”, который, безусловно, детище президента Никола Саркози, и если бы не он, не было бы никакого “Большого Парижа”.

Если в двух словах, моя роль заключалась в том, чтобы помочь прийти к соглашению многочисленным участникам проекта. В январе 2011-го удалось достичь консенсуса: мы подписали соглашение между центральными властями и главой региона Иль-де-Франс (он включает Париж и ближайшие пригороды, входящие в семь департаментов.— “О” ) социалистом Жан-Полем Юшоном, а главы всех восьми департаментов Иль-де-Франс к соглашению присоединились. Именно благодаря этому консенсусу сегодня и продолжается работа над проектом, хотя в 2012-м в стране сменилась власть и президентом стал социалист Франсуа Олланд. Новые власти одобрили проект “Большой Париж” практически в том же виде, в каком его замыслил Саркози.

Полагаю, подобный опыт позволяет мне попробовать дать некоторые советы властям по управлению проектом “Большая Москва”. К тому же я обратил внимание, что во взаимоотношениях между городскими и региональными властями в Москве и в Париже много похожего.

— Вы говорите, что новое правительство социалистов продолжает проект Саркози “практически в том же виде”. Но недавно премьер-министр Жан-Марк Эро заговорил о “Новом Большом Париже”.

— Знаете, во Франции сменится не одно правительство, прежде чем “Большой Париж” будет полностью реализован. Ведь завершение проекта намечено на 2030 год, а у нас сейчас на дворе 2013-й. Главное — не название. Главное, что новые власти проект продолжают. Это значит, что мы по-прежнему ставим цель сделать из Парижа мировую столицу, функционирующую по принципам устойчивого развития (этим термином определяют развитие, которое не подвергает риску уровень жизни будущих поколений и ставит целью улучшить условия обитания.— “О” ). То есть это должен быть город, в котором сочетаются экономическое развитие и устойчивое развитие. У мегаполисов, которые гонятся лишь за экономическим процветанием и не думают об устойчивом развитии, нет будущего.

Второй важный момент — это транспортная составляющая “Большого Парижа”. Новая система “автоматического метро” вокруг Парижа протянется на 200 километров. Будут построены 72 новые станции. При этом мы предусмотрели, что особое внимание при строительстве новой системы метро будет уделено восточным пригородам, где расположены самые неблагополучные, самые проблемные кварталы, жители которых отрезаны от окружающего мира из-за отсутствия транспортной системы.

— И вы считаете, что новое метро разом решит проблемы неблагополучных пригородов?

— Приведу только один пример. В департаменте Сена — Сен-Дени на северо-востоке региона Иль-де-Франс находятся два города: Клиши-су-Буа (в 2005-м именно в нем начались массовые беспорядки, перекинувшиеся потом и на другие парижские предместья.— “О” ) и Монфермей. Оба эти города находятся в 20 минутах езды от аэропорта Руасси — Шарль де Голль. Но чтобы добраться до аэропорта на общественном транспорте, нужно потратить примерно полтора часа. В проекте “Большой Париж” мы предусмотрели строительство новой станции в Клиши-су-Буа и Монфермее. Благодаря этому жители смогут добираться до аэропорта за 20 минут. Дело в том, что в аэропорту Руасси — Шарль де Голль есть вакантные рабочие места. А уровень безработицы в Клиши-су-Буа и Монфермее превышает 50 процентов активного населения.

— Позволит ли ваш опыт работы уберечь московские власти от каких-то ошибок, промахов, которые имели место во французском проекте?

— Именно в этом моя роль и заключается. Я предупреждаю московские власти, что особое внимание надо уделить вопросам управления проектом. Когда мы обсуждаем с представителями московских властей, например, вопрос создания бюро “Большая Москва”, которое по аналогии с бюро “Большой Париж” займется выработкой рекомендаций по развитию города в новых границах, я говорю: “Обратите внимание на то, чтобы в бюро были задействованы с самого начала все участники проекта, все те, кого коснется проект “Большая Москва””. Ведь что произошло с “Большим Парижем”? Там были одновременно два конкурирующих проекта, один — разработанный центральной властью, другой — разработанный регионом Иль-де-Франс. Кроме того, еще и мэрия Парижа периодически занимала особую позицию. В конце концов мне удалось привести всех участников к согласию, но, поверьте уж, задача была не из легких.

— Взаимоотношения властей в России — вещь специфическая. Многое решается за кулисами, и гражданам остается только догадываться о причинах того или иного решения. Удастся ли вам, французу, с ходу во всем разобраться?

— Знаете, само то, что московские власти организовали международный конкурс на концепцию “Большой Москвы”, говорит об их желании решать все в открытую.

К тому же моя задача не в том, чтобы поучать. Я даю советы исходя из моего опыта и был приятно удивлен, увидев, до какой степени Марат Хуснуллин к ним прислушивается. В проектах такого масштаба, чтобы дело двигалось, нужен хозяин. Мне удалась работа по “Большому Парижу” именно потому, что там был хозяин — Никола Саркози.

— Почему так много столиц хотят видеть себя больше, чем они есть?

— Это вынужденная необходимость. Вы знаете, у всех мегаполисов одни и те же проблемы: урбанисты заранее не смогли предусмотреть масштабы развития крупных городов, вот сегодня нам и приходится решать за них эти вопросы. Первоочередные — это, конечно, транспорт и жилье. И Москве, и Парижу грозит транспортный коллапс. Возьмите Францию, вам это подтвердит даже президент Государственной железнодорожной компании Гийом Пепи: поезда ходят лучше за пределами региона Иль-де-Франс. А на автомобиле в Париже я вообще уже давно перестал передвигаться. Инвесторы тоже десять раз подумают, прежде чем вкладывать в город, где невозможно перемещаться и негде селить сотрудников. Сегодня мы просто обязаны находить средства для этих масштабных проектов, несмотря на кризис. Если этого не сделать, мы обречем будущие поколения на катастрофу.

Беседовала Лиза Алисова

Экономист с “большим” уклоном

Визитная карточка

Морис Леруа (он 1959 года рождения) по образованию экономист, получил диплом эксперта-бухгалтера. Начал свою карьеру как глава администрации мэра города Орли в 1982 году. С 1984 по 1990 год занимал пост генсека фракции коммунистов в Сенате (верхней палате парламента Франции). В 2003-м присоединился к центристам, а на президентских выборах 2007-го был пресс-секретарем кандидата-центриста Франсуа Байру. С 2010 по 2012 год — министр города в правительстве Франсуа Фийона. Во Франции это означает, что в его обязанности входили вопросы городского жилья, политика реконструкции, а также неблагополучные, “сложные”, кварталы на периферии крупных городов. Важной частью компетенции Мориса Леруа были вопросы, связанные с проектом “Большой Париж”.

В настоящее время Морис Леруа является депутатом Национального собрания (нижняя палата парламента Франции) от департамента Луар-и-Шер (центральная часть Франции) и главой местной исполнительной власти (председателем генерального совета департамента Луар-и-Шер).

townplanner

записки урбаниста

После того, как столицу решили перенести из Бонна обратно в Берлин, встал вопрос: где быть правительственному центру? В наследство от ГДР досталось немало зданий, и прагматически чиновников можно было определить туда. Однако нынешний Берлин – ни в коей мере не наследник столицы ГДР (равно как и Пруссии), и новые дома власти должны олицетворять новую, демократическую Германию. Принятое решение было продиктовано здравым смыслом: правительственный центр строить с чистого листа (благо было где), а министерства по возможности располагать в подходящих для этого и находящихся в госсобственности зданиях.

01. Логичным и к тому же исторически определённым местом для размещения правительственного квартала была Излучина Шпрее, на границе Западного и Восточного Берлина. Здесь, на огромном пустыре, в непосредственной близости от рейхстага, можно было беспрепятственно разыграть совершенно новую, ничем не обусловленную композицию.

Читайте также:  Как добавить простор в помещение с помощью арки?

photo: Antonia Weisse

02. Эта территория не была целиной в чистом виде. Первым шагом к формированию здесь нового центра власти стало строительство рейхстага в 1880-х годах. (Старый политический центр располагался на острове Шпрееинзель, рядом с Королевским дворцом Гогенцоллернов). Фото 1910 г.

03. В 1918 году была провозглашена республика, и развитие этой территории получило новый импульс. В самом начале 1920-х годов Отто Котц предложил построить здесь “Райхсхаус” – стеклянный зиккурат 200-метровой высоты. Однако в условиях гиперинфляции проект был совершенно не актуален.

04. Нацисты не стали мучиться с выбором местом центра власти: там, где Котц рисовал небоскрёб в стиле ар-деко, по проекту Альберта Шпеера должен был вырасти монструозный Дворец Столетия, рядом с которым рейхстаг выглядел бы лиллипутом.

05. При создании нового правительственного центра объединённой Германии всей этой помпезности и гигантомании нужно было избежать. Был проведён конкурс на планировку, в котором победили Аксель Шультес и Шарлотта Франк. Их концепция называлась “Лента Федерации” (Band des Bundes).

06. По замыслу архитекторов, правительственный комплекс представляет собой линейную структуру, протянувшуюся с запада на восток и пересекающую реку в двух местах (изначально предполагалось, что в трёх). Планировочная композиция, основанная на формальной идее, символизирует объединение города и страны.

07. Один из составных элементов “Ленты Федерации” – Ведомство федерального канцлера (Bundeskanzleramt).

08. Право на проектирование Бундесканцелярии получили авторы общей планировочной идеи “Ленты” – Шультес и Франк.

09. Самым живописным и тонко прорисованным фасадом Канцелярия обращена к реке.

10. Протяжённые боковые фасады более строгие и скучные. При создании правительственного здания трудно избежать чрезмерной монументальности – чтобы компенсировать её избыток, приходится усложнять форму фасадов и использовать светлые оттенки.

11. Трудно не заметить сходства Канцелярии с постройками Луиса Кана, которому также пришлось разрабатывать тему архитектуры власти (парламент и правительственные здания в Дакке).

12. “Фирменные” колонны Шультеса, которые он использовал в Боннском музее искусств и крематории в Баумшуленвеге.

13. Зелень значительно оживляет здание.

14. В восточной части “Ленту Федерации” “уравновешивают” Пауль-Лёбе-Хаус и Мария-Элизабет-Людерс-Хаус, соединённые пешеходным мостиком (рисунок автора обоих зданий Штефана Браунфельса).

15. Вокруг кипит стройка

16. Парламентский комплекс Пауль-Лёбе-Хаус

17. Пауль-Лёбе-Хаус изнутри

18. Здание стоит на левом берегу Шпрее

19. А напротив, на правом берегу его “продолжает” Мария-Элизабет-Людерс-Хаус

20. Подземный переход соединяет Пауль-Лёбе-Хаус с рейхстагом

21. Министерство иностранных дел расположено в “старом” политическом центре Берлина – вблизи давно не существующего Королевского замка

22. Новый корпус МИД возведён по проекту архитекторов Томаса Мюллера и Ивана Райманна. Прямоугольный объём “перфорирован” тремя нишами-садами, разной глубины и обращёнными в разные стороны.

23. Одна из трёх ниш, образующая атриум, выходит на улицу Вердершер Маркт, продолжающую Францёзише-штрассе.

24. Из атриума открывается вид на церковь Фридрихсвердер авторства К.Ф.Шинкеля

25. На крыше старого корпуса МИД – бывшего Рейхсбанка, постройки 1930-х годов (арх. Генрих Вольфф), реконструированной Хансом Коллхоффом

26. Кресла из барселонского павильона Мис ван дер Роэ отлично вписались в строгий неоклассический интерьер. Кстати, чисто теоретически Мис и сам мог победить в конкурсе на это здание (впрочем, после разгрома Баухауса его шансы на успех были минимальны).

27. Минфин занимает здание бывшего министерства авиации Германа Геринга (арх. Эрнст Загебиль), реконструированное бюро HPP (Hentrich-Petschnigg & Partner). Вполне прагматично.

28. МВД расквартировано в эдаком замке в стиле хай-тек (проект Бернда Кюна, Ульриха Бергандера и Йоахима Блея).

29. Штаб-квартиры двух крупнейших партий Германии (ХДС и СДПГ) вольно или невольно ассоциируются с кораблями. По-видимому, их авторы стремились передать архитектурными средствами динамизм этих организаций. Здание, в котором расположен офис Социал-демократической партии, названо в честь Вилли Брандта. Оно спроектировано Хельгой Бофингер и партнёрами

30. А штаб-квартира Христианско-демократического союза (ХДС) носит имя Конрада Аденауэра.

31. Её авторы – архитекторы бюро Petzinka Pink.

32. Представительство земли Северный Рейн-Вестфалия несколько отличается от министерств – вероятно, оттого, что это не здание федерального органа власти, а своего рода посольство. Это тоже проект бюро Petzinka Pink.

Большая Москва – Большой Париж: множество сходств и различий

В рамках Московского урбанистического форума MUF 2018 состоялась панельная дискуссия «Большой Париж – Большая Москва. Итоги реализации градостроительных проектов». Организаторами мероприятия выступил Департамент развития новых территорий г. Москвы и Московский центр урбанистики «Город».

Проекты «Большой Париж» и «Большая Москва» стартовали с незначительной разницей во времени 6 лет назад, с момента присоединения к российской столице территорий Московской области, которые сейчас называют Новой Москвой. Оба проекта имеют во многом схожие цели, но зачастую диаметрально противоположные методы реализации.

Обмен опытом между крупнейшими столицами, апробация новейших подходов в проектировании и архитектуре, результаты реализации проектов – эти темы стали основными в ходе дискуссии. И, надо отметить, что результаты участниками мероприятия были признаны впечатляющими.

Морис Леруа, экс-министр Франции по вопросам городской политики и Большого Парижа, советник вице-мэра Мэра Москвы по развитию проекта «Большая Москва», признался, что «Большой Париж» не успевает за темпами развития «Большой Москвы»: «Проблемы у наших городов похожи. Мы развиваем в Париже большое автоматизированное метро без машиниста, которым очень гордимся. Однако когда видим бурное развитие метро в Москве, такое количество новых станций, то понимаем, что не успеваем за такими темпами». Экс-министр подчеркнул, что впечатлен изменениями, которые произошли с Москвой за последние шесть лет, а также отметил, что «Большой Париж – Большая Москва» – это два взаимообогащающих проекта.

Руководитель Департамента развития новых территорий города Москвы Владимир Жидкин, начиная свое выступление, напомнил о важном историческом событии – 300 лет назад, во времена Петра I, начались дружественные отношения России и Франции.

«За последние шесть лет накоплен серьезный опыт реализации мегапроектов, позволяющий обсудить результаты, тенденции и подходы к решению общих для двух столиц проблем. Одна из них – моноцентризм и перегруженность в действующих границах. Урбанистические мегапроекты призваны решить эти проблемы, дать импульс к экономическому росту и благоустройству территорий, развитию их экологической составляющей», – отметил Жидкин.

Чиновник основной задачей и вызовом при развитии новых территорий столицы обозначил создание уровня жизни в Новой Москве, не уступающего и даже превосходящего уровень жизни в старых границах столицы. И поделился интересными фактами: на совещании с московским департаментом образования было отмечено, что в одном из детских садов в ЦАО за год на 30% уменьшилось количество детей. Оказалось, что жители центрального округа приобретают недвижимость в Новой Москве и переезжают туда на постоянное местожительства – в более экологически благоприятные условия и со значительными свободными средствами, которые остаются из-за разницы стоимости квадратных метров.

Так же были затронуты и другие немаловажные вопросы: развитие парков и прибрежных территорий, создание интеллектуальных рабочих мест и вывод производств за черту города.

Руководитель Управления социально-политических исследований ВЦИОМ Кирилл Родин отметил высокую поддержку властей со стороны жителей присоединенных территорий – 71% считают, что Новая Москва меняется в лучшую сторону, а 60% положительно оценивают действия властей в области градостроительства, что дает большой кредит доверия, в том числе в вопросах экспериментальных проектов. Многие отмечают недостаточное количество досуговых мест и зон отдыха, но с точки зрения проживания с маленькими детьми большинство считают Новую Москву более привлекательной и удобной. Также респонденты отмечают недостаток транспортной инфраструктуры.

Проблемы развития транспортной инфраструктуры затронул и гендиректор торгово-промышленной палаты Парижа и Парижского региона Этьен Гийо. Он рассказал, какие решения используются во французской столице: «В Париже транспортная инфраструктура связывает районы, не проходя через центр. У нас есть кольцевая дорога, железнодорожное сообщение, однако железнодорожная транспортная система, с одной стороны, не должна мешать парижанам, с другой стороны, не должна нарушать работу предприятий, которые зависят от железнодорожного сообщения. Решили задачу мы следующим образом: мы построили дополнительные кольцевые трассы и железную дорогу вокруг Парижа и сделали акцент на общественном транспорте. В этом плане стратегии развития Большой Москвы и Большого Парижа сильно совпадают». При этом Гийо подчеркнул и различия в развитии: в отличие от Франции, где транспорт развивается во всех направлениях сразу, Москва выбирает точечные расширения, к тому же Москва приросла территориями только в юго-западном направлении, Париж же расширялся равномерно.

Каким может быть общественный транспорт в Большом Париже, рассказал исполнительный вице-президент, генеральный директор Bouygues-Европа Эммануэль Форест. Он акцентировал внимание, что ему очень понравился опыт московской МЦК: « Когда мы проектировали города-спутники Парижа, мы не хотели, чтобы они стали спальными районами, и нам это удалось. Чтобы решить вопрос доступности этих сателлитов, мы смотрим на опыт Москвы, на новый вид транспорта МЦК, вполне возможно, скоро и у нас такой появится – метрополь Большого Парижа. Мы уже предложили проекты 50 станций».

Впрочем, и Москва заимствует лучший опыт у французских коллег. Пример нового подхода к проектированию территорий – административно-деловой центр Коммунарка. О ходе реализации одного из ключевых объектов по развитию территорий рассказал директор по развитию АО «Мосинжпроект» Наиль Сайфуллин: «Проект АДЦ Коммунарка – один из крупнейших и передовых районов Новой Москвы, который находится в зоне ответственности Департамента развития новых территорий и АО «Мосинжпроект».

«Мосинжпроект» является основным партнером Правительства Москвы по всем инфраструктурным проектам, сегодня переходит в новую для себя стадию – в оператора развития новых территорий, где наша функция не будет ограничиваться только строительством объектов инфраструктуры, транспортно-пересадочных узлов и объектов улично-дорожной сети, мы будем формировать благоустроенное городской пространство.

АДЦ Коммунарка – это 550 гектаров территории, здесь уже строится 4 станции метро, 2 ТПУ и социальные объекты, формируется новая среда, которая полностью будет отвечать потребностям жителей этой территории. Мы очень надеемся, что наше взаимодействие с коллегами из Франции, которые уже предложили инновационные решения по опыту Большого Парижа, будет эффективным».

Генеральный директор ГК «А101» Сергей Качура уверен – Новая Москва будет городом нового формата:«Шесть лет назад Москва увеличилась в 2,4 раза. Если спросить, что было общего между объединенными территориями, то ответ будет – ничего. Ужасная транспортная инфраструктура, отсутствие инфраструктуры социальной и, как вишенка на торте, многие земли находились в частной собственности. Правительством Москвы совместно с областным руководством была разработана дорожная карта и определены параметры будущих проектов: предельная высотность, предельная плотность населения, требования к экстерьеру наших девелоперских проектов, наличие общественных пространств. Стало очевидным, что требования Москвы были направлены на то, чтобы в Новой Москве создавалась городская среда нового типа».

Вице-президент Института градостроительного и системного проектирования Анна Курбатова заявила, что у Москвы с Большим Парижем общая атмосфера – атмосфера агломерации. И агломерации развиваются, в первую очередь, от территории: «Говоря о Новой Москве и специфике ее пространства, нужно сказать, что этот проект стал драйвером агломерационных процессов. Нашим институтом за последние пять лет было разработано около десятка различных проектов для Новой Москвы и более 50 проектов для Московской области. И практически на всех этих проектах мы всегда рассматривали Москву и область как пространственно-территориальную структуру, которая позволяет и одному, и другому субъекту Российской Федерации выходить за свои границы, за границы своего комфорта. Это важный аспект экономического развития».

Читайте также:  Размещение информации о строительстве и округах города Москва

Завершил дискуссию заместитель директора по внешним коммуникациям АО «Мосинжпроект» и сопредседатель МЦУ «Город» Алексей Расходчиков. Он отметил важность диалога на различных площадках: «У нас было два дня очень интересной дискуссии с коллегами из Франции по теме Большой Москвы, по теме городов будущего. Для того, чтобы человек действительно встал в центре городских изменений, к сожалению, недостаточно только доброй воли. При изменении городского пространства очень много заинтересованных сторон, крупного бизнеса и организаций. Стейкхолдеры, конечно, обладают бОльшими ресурсами, чем простые горожане, и голос горожанина, увы, слабо слышен во многих мегаполисах. Такие совместные сессии – это очень ценный опыт. Хотелось бы и дальше продолжить обсуждение в рамках нашего центра урбанистики «Город», в рамках «Трианонского диалога», ну, и в следующем году на международной выставке MIPIM».

Абонемент «Большая Москва»

Абонемент «Большая Москва» позволяет совершать неограниченное число поездок по маршруту абонемента, а также по всем направлениям в пределах 25 километров от московских вокзалов и по маршрутам Москва — Балашиха, Москва — Бутово, Москва – Валентиновка, Москва – Фабрика 1 Мая (т.е. в пределах зоны “Большая Москва”).

Например, по «Большой Москве», оформленной в Железнодорожной, можно доехать до Курского вокзала, пересесть на электричку Курского направления до Каланчёвской и далее от Ленинградского вокзала до Химок. И все по одному абонементу!

Обращаем внимание, что абонемент действует только на проезд в обычных электричках ( нумерации) Центральной и Московско-Тверской ППК. В “Спутниках” и других скорых пригородных поездах (за исключением поездов 7000-ной нумерации по обычной цене, которые в расписании отмечены как « Стандарт плюс » ), а также в “Ласточках” Московского центрального кольца абонемент не действует.

При оформлении абонемента в пределах зоны «Большая Москва» стоимость составляет 1950 рублей. Абонемент оформляется только на 30 дней, покупка возможна в день поездки или предварительно (не более, чем за 30 дней).

Зона «Большая Москва» ограничена следующими станциями или остановочными пунктами:

Белорусское направление — Одинцово, Барвиха;

Горьковское направление — Железнодорожная, Балашиха;

Казанское направление — Томилино, Люберцы-2;

Киевское направление — Внуково, Новопеределкино;

Курское направление — Бутово;

Павелецкое направление — Расторгуево;

Рижское направление — Красногорская;

Савёловское направление — Шереметьевская;

Ярославское направление — Тарасовская, Валентиновка, Фабрика 1 Мая;

Ленинградское направление — Планерная.

При покупке билета от станции, не входящей в зону «Большая Москва», стоимость, как правило, равна цене обычного месячного абонемента до ближайшего головного вокзала. Заметим, что во многих случаях оформление отдельно «Большой Москвы» за 1950 рублей и абонемента до границы зоны действия «Большой Москвы» может оказаться дешевле.

Абонементный билет «Большая Москва» можно оформить на транспортную карту (в том числе, на карту «Тройка») в кассе или терминале самообслуживания. Для этого необходимо ввести в качестве станции назначения ближайший головной вокзал (Белорусский, Курский, Казанский, Киевский, Ленинградский, Павелецкий, Рижский, Савёловский или Ярославский) выбрать пункт меню «Абонементы», далее «Большая Москва».

При оформлении билета на головном вокзале можно ввести в качестве назначения любую станцию из зоны «Большая Москва». Если у вас нет транспортной карты, то нужно дополнительно оплатить залоговую стоимость карты (около 80 рублей).

На Ленинградском направлении проход по абонементу «Большая Москва», оформленному в кассах и терминалах Центральной ППК возможен, как правило, только через багажные турникеты (отмечены специальным стикером “Большая Москва”). На Ленинградском вокзале проход возможен через все турникеты.

Оформить «Большую Москву» также можно в мобильном приложении «Пригородный билет» Московско-Тверской ППК (в приложении одна из станций должна быть «Москва», а не «Москва Октябрьская». Например, можно выбрать маршрут Москва – Планерная). Однако для использования на полигоне Центральной ППК необходимо его активировать – см. ниже.

В связи с переходом Центральной ППК на новую систему продаж абонементы, в правилах АО “Центральная ППК” ввеены следующие дополнения:

«Абонемент, оформленный на Ленинградском направлении, для реализации возможности использования на полигоне АО «Центральная ППК» должен быть активирован в специализированных билетных кассах на головных вокзалах. Проход через турникетные комплексы станций и о.п. Ленинградского направления, входящих в зону действия абонемента, осуществляется по чекам к оформленным абонементным билетам».

Активировать абонемент в одну из следующих касс:

Киевский вокзал – 4, 9, 13;
Рижский вокзал – 1;
Белорусский вокзал – 32, 33;
Савёловский вокзал – 1, 11;
Ярославский вокзал – 1, 25, 18;
Курский вокзал – 50, 55, 69, 72;
Казанский вокзал – 3, 19, 8;
Павелецкий вокзал – 7, 9, 6;
Каланчёвская – 2, 6.

На направлениях, где доступны абонементы «Город Рядом» и «Мегаполис Плюс», как правило, оформить проезд по «Большой Москве» можно только в рамках этих абонементов.

Если у вас есть абонемент «Большая Москва» и вы едете от станции зоны «Большая Москва» до станции вне этой зоны, то в кассе на станции отправления можно оформить разовый билет «туда» или «туда-обратно» от границы зоны действия абонемента до станции назначения.

Кроме того, к абонементу «Большая Москва» возможно оформление «Велоопции» стоимостью около 300 рублей, позволяющей в любое время без дополнительной оплаты провозить в поездах АО «Центральной ППК» один велосипед в неразобранном виде.

С появлением «Большой Москвы» ряд абонементов в некоторых случаях приобретать стало невыгодно.

Например, если вы ездите каждый рабочий день от по. Фабрика 1 Мая до Ярославского вокзала, то можете купить абонемент «рабочего дня» на 1 месяц за 2180 рублей. А можете купить «Большую Москву» за 1950 рублей.

«Большая Москва» дает право проезда не только по рабочим дням, а ежедневно;

не только по участку Фабрика 1 Мая — Ярославский вокзал, а в пределах зоны от центральных московских вокзалов (в том числе, и по участку Фабрика 1 Мая — Ярославский вокзал).

«Большая Москва» может стать большой проблемой

Лента новостей

Все новости »

План расширения границ Москвы, похоже, станет последним делом Дмитрия Медведева на посту президента России. Между тем эксперты критикуют Медведева за спешку и непродуманность при реализации проекта «Большая Москва»

Фото: chill/flickr.com –>

Освоение новых земель в рамках проекта «Большая Москва», который начал активно продвигать в последний месяц своего президентства Дмитрий Медведев, вызвало немало эмоций в экспертном сообществе. Специалистов в области градостроительства и экологии беспокоит спешка, подчас идущая вразрез с законом. Эксперты предупреждают, что «Большая Москва» может стать большой проблемой.

Что хорошо, а что — плохо

В решении начать активное освоение территории ближайшего Подмосковья, присоединенного ныне к Москве, руководитель мастерской Генпланов городов Центрального научно-исследовательского и проектного института градостроительства Константин Неустроев видит как положительные, так и отрицательные стороны. Прежний мэр Юрий Лужков «был сосредоточен целиком на Москве в ее прежних границах, и развитие столицы за пределы МКАД имело вялотекущий характер, а нынешняя администрация совершила прорыв», отметил проектировщик.

Отрицательным он считает нарушение порядка оформления столь серьезного проекта: все делалось настолько быстро, что не было проведено ни одного согласования и ни одной экспертизы. «Чтобы такой шаг делать, нужно было оценить ситуацию, написать концепцию, сделать комплексный проект, а уже потом начинать работы, — пояснил Неустроев в интервью DW. — Сейчас все это в лучшем случае будут делать задним числом». Кому понадобилась такая спешка, эксперт ответить не смог, но считает, что раздвигать границы российской столицы было просто необходимо.

Без обоснований и экспертиз

В свою очередь эксперт Всемирного банка Сергей Васильев, специалист по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС), не сомневается в том, что за проектом «Большая Москва» стоят бизнес-интересы российской политической элиты. Не случайным совпадением, по его словам, является одновременная подготовка законов, позволяющих изымать любые земли под государственные нужды, не предоставляя обоснований и не проводя экспертиз. Часть законов была подготовлена ранее, и сейчас ими пользуются, чтобы как можно быстрее освоить лакомый кусок Подмосковья.

До 2007 года существовала обязательная государственная экологическая экспертиза, но теперь этого пункта в законе нет, рассказывает Васильев. Таким образом, любые планы градостроительного развития, такие как «Большая Москва», сегодня не обязаны проходить экспертизу, и они ее не проходят. Более того, в случае с «Большой Москвой» не было подготовлено и экологическое обоснование, которое с 2000 года является обязательным условием для утверждения проекта, напомнил эксперт.

«Очевидно, что здесь есть желание определенных групп людей, которое не афишируется, ведь если раньше были хотя бы письма какие-то, которые можно найти в архиве, то теперь ничего нет — только административно-командное решение «прирезать» и освоить территорию», — заявил Сергей Васильев в интервью Deutsche Welle. Наиболее вероятным заказчиком он считает строителей, которым нужен был новый фронт работ. Очевиден и интерес ряда структур, среди которых, кроме девелоперов, есть, например, Высшая школа экономики, владеющих на присоединенных территориях крупными участками земли. Теперь цена этих земельных наделов многократно выросла.

Трудности неизбежны

Более масштабные проблемы могут появиться с началом реализации проекта освоения новых территорий, говорит член Московского городского общества защиты природы Антон Хлынов, в прошлом — главный государственный эксперт Москвы по экологическим вопросам. Во-первых, неясно, каким образом будут переводить в разряд участков, пригодных под застройку, земли, имеющие сельскохозяйственное значение. «Если строго следовать букве закона, далеко не все угодья, которые сейчас массово застраивают коттеджами и многоэтажками, можно перевести в разряд «под строительство», — заявил Хлынов в интервью DW.

Трудности могут возникнуть и с точки зрения комплексной застройки. «В данном случае риск даже больше, чем при олимпийском строительстве в Сочи, где уже сейчас отдельные объекты друг с другом не стыкуются, — считает Константин Неупокоев. — Проблема в том, что у нас слишком много застройщиков и инвесторов, а заказчик — в случае с проектом «Большая Москва» это НИИПИ Генплана — слабоват. Может получиться так, что построят объект, а коммуникации не подведут и подключиться будет некуда». Опасения эксперта основаны на том, что бизнесмены, которые уже разделили территорию на отдельные участки, думают только о прибыли.

С экологической точки зрения план застройки Подмосковья губителен, уверен Антон Хлынов. До появления плана «Большой Москвы» «зеленый пояс» города был лишь в 2,2 раза больше территории, занятой зданиями и дорогами, и этого, по словам Хлынова, уже было недостаточно. Теперь лесополоса станет еще меньше, что граничит с экологической катастрофой, отмечает эксперт. «27% продувки идет с юго-западного направления, — заявил в интервью DW Хлынов. — Мы неоднократно говорили, что Щербинку и Подольск нельзя трогать, но их-то как раз тронули первыми, и ни у кого не спросили. Это просто беспредел».

Автор: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Сергей Вильгельм

Ссылка на основную публикацию